воскресенье, 16 июня 2024 г.

"Терновый венец"

 


Первая оборона Царицына.

Краткая историческая справка, лето 1918 года

 (Царицынское направление).

   Стратегическое значение Царицына определялось тем, что он являлся важным узлом коммуникаций, которые связывали центральные районы РСФСР с Нижним Поволжьем, Северным Кавказом и Средней Азией, и по которым шло снабжение центра продовольствием, топливом и т.д. Для командования донской армией овладение Царицыном создавало возможность соединения с войсками атамана А. И. Дутова и обеспечивало правый фланг казачьей армии на главном для атамана Краснова воронежском направлении.
В июле 1918 Донская армия Краснова (до 45 тыс. штыков и сабель, 610 пулемётов, свыше 150 орудий) предприняла первое наступление на Царицын. Наступление планировалось по трем направлениям: 
Отряд полковника Полякова (до 10 тыс. штыков и сабель) имел задачу нанести удар с Юга из района Великокняжеской; оперативная группа генерала К. К. Мамонтова (около 12 тыс. штыков и сабель), сосредоточенная в районе Верхнекурмоярская — Калач, должна была главными силами наступать на Царицын; оперативная группа генерала А. П. Фицхелаурова (около 20 тыс. штыков и сабель) наносила удар из района Кременская, Усть-Медведицкая, Чаплыженская на Камышин.

   Красная Армия на царицынском участке (около 40 тыс. штыков и сабель, свыше 100 орудий) состояла из разрозненных отрядов; наиболее боеспособными были отряды из состава 3-й и 5-й украинских армий, отошедших сюда под натиском германских интервентов.22 июля был создан Военный совет Северо-Кавказского военного округа (председатель И. В. Сталин, члены К. Е. Ворошилов и С. К. Минин). Были сформированы Коммунистическая, 1-я Донская, ..."Морозовско-Донецкая и др. дивизии и части. 24 июля советские войска были разделены на участки: Усть-Медведицкий (начальник Ф. К. Миронов, около 7 тыс. штыков и сабель, 51 пулемёт, 15 орудий), Царицынский (начальник А. И. Харченко, около 23 тыс. штыков и сабель, 162 пулемёта, 82 орудия) и Сальская группа (начальник Г. К. Шевкоплясов, около 10 тыс. штыков и сабель, 86 пулемётов, 17 орудий); в Царицыне находился резерв (около 1500 штыков и сабель, 47 пулемётов, 8 орудий).

    В конце июля, в связи с захватом казаками Торговой и Великокняжеской, прервалась связь Царицына с Северным Кавказом. В начале августа группа Фицхелаурова прорвала фронт севернее Царицына, заняла Ерзовку и Пичужинскую, и вышла к Волге, нарушив связь Царицына с Москвой. 8 августа группа Мамонтова перешла в наступление на центральном участке и 18—20 августа завязала бои на ближних подступах к городу, но была остановлена. 20 августа отряды Красной Армии внезапным ударом отбросили противника севернее города и к 22 августа освободили Ерзовку и Пичужинскую. 26 августа Красная армия перешли в контрнаступление на всём фронте и к 7 сентября отбросила белоказачьи войска, потерявшие около 12 тыс. убитыми и пленными, за Дон.


Контр-удар под Котлубанью.

«Командующему донской армией, Его Превосходительству, генерального штаба генерал-лейтенанту Денисову С.В.. Довожу до Вашего сведения, что вверенная мне бригада ночным ударом сокрушила сопротивление большевиков на реке Котлубань, форсировала её и овладела одноименным населенным пунктом. С потерей села организованное сопротивление большевиков закончено. До конечной цели операции, города Царицын, остается не более пятидесяти верст. Крупных сил неприятеля в этом районе не наблюдается....» - закончил диктовать довольно грузный, но подтянутый, казачий полковник с пышными хохлятскими (повисшими вниз) усами. Молоденький, по-девичьи стройный, подхорунжий, примостившись в углу просторной хаты, по-видимому, адъютант полковника, едва успевал за ним писать. Полковник, диктовавший донесение, прохаживался по помещению туда-сюда, словно тигр в клетке. Подойдя в очередной раз к адъютанту, он мельком взглянул в листок донесения, исписанный ровным, почти детским каллиграфическим почерком, кашлянул и продолжил. «Тем не менее, не могу не отметить об усилившемся сопротивлении красных. Потери наши существенны. В Кавалерийских и, что печальнее, пехотных подразделениях вверенной мне бригады потери достигают пятидесяти процентов. Боеприпасы на исходе. В связи с этим, для продолжения наступления прошу Вас, Ваше Превосходительство, передать мне из резерва армии не менее трёх-четырех сотен кавалерии и четырех-пяти батальонов пехоты» -полковник замолчал, прокашлялся, развернулся и, снова зашагав по комнате, продолжил: «В противном случае, темп наступления будет существенно снижен. Противник получит время на принятие контр мер. Перебросит свои резервы и залатает брешь в обороне» - полковник остановился и задумался.

     А в это время в штабе красных в Царицыне, в махорочном дыму и гомоне, шумно заседал ревком. «Товарищи!» - кричал фальцетом не высокий черноволосый человечек в золотом пенсне на крючковатом носу. «Товарищи! Казаки уже в Котлубане. До нас им три часа ходу. Пора приступать к срочной эвакуации города. Предлагаю начать с эвакуации советских учреждений органов власти» - грассировал он. «Куда, бежать?» - выкрикивал другой товарищ в длинной кавалерийской шинели. «Куда? За Царицыном степи, солончак до Астрахани. Вы то на пароходы и вверх по Волге! Только Вас и видели. А мы с обозами, ранеными, бабами и ребятишками в степь безводную». Третий оратор, жилистый человек, явно из рабочих, предлагал биться в городе за каждую улицу и каждый дом. И только в углу, молча покуривая папироску, невозмутимо сидел седеющий человек в офицерском френче с аккуратно подстриженными тонкими усиками над верхней губой. В табачном дыму, на его плечах поблескивали генеральские погоны, казавшиеся сюрреалистичными в этой атмосфере. Это был один из руководителей обороны города, бывший генерал-лейтенант русской армии Снесарев Андрей Евгеньевич. Очевидно, что в этом бедламе лишь он один сохранял хладнокровие и покой. И только едва заметное подергивание усиков выдавало его волнение. Он еще накануне, едва получив сообщение о потере Котлубани, распорядился отправить туда последний резерв армии, три батальона пехоты и сводный кавалерийский полк. Задача была проста: ликвидировать прорыв казаков, и, по возможности, отбросить противника от города.

  Форсированным маршем импровизированная бригада преодолела за ночь пятьдесят верст и утром, по прибытии, сразу же вступила в бой. К этому моменту под Котлубанью Красные единственным батальоном удерживали плацдарм на западном берегу и мост через бурную реку. В поддержке у них находилась артиллерийская батарея, правда, снаряды на ней почти закончились.




Батальон накануне понес серьезные потери, но довольно крепко держал позиции. Ночью казаки, при помощи местных, разведали броды, форсировали реку севернее села и, охватывая позиции батальона, вышли к Котлубане. Тогда и была отправлена телеграмма в Царицын. 






Перспективы обороняющихся выглядели весьма плачевно. Именно в это время на участок и прибыла свежая бригада. С марша батальоны перешли в наступление. 








В селе и восточнее его развернулись ожесточенные бои. Свежие красные батальоны уже мало походили на разнузданные банды «товарищей», еще несколько дней назад в большом количестве попадающие казакам на пути. Спаянные железной дисциплиной комиссаров и военспецов из бывших, батальоны довольно стойко держались под ружейно-пулеметным огнем неприятеля. Пользуясь своим превосходством в количестве, батальоны медленно, но верно, очищая дом за домом, продвигались вперед. Казаки, в отчаянной попытке обойти наступающие цепи красных с фланга, бросили на мост свою малочисленную кавалерию, но эта попытка была с лёгкостью отбита окопавшейся Красной пехотой. 






 Оставалось лишь надеяться на Бога и подкрепления от генерала Денисова. Но подкрепления все не было, а Господь отвернулся от белых в этот день. В отчаянной рукопашной схватке казаки пытались остановить продвижение Красных вперед. Несколько раз пешие сотни бросались на врага в надежде закрепиться в центре села, но все тщетно.






 Затем, в попытке остановить контр-наступление, село подверглось жесточайшему артиллерийскому налету Белых. Но и артиллерия не принесла желаемого результата. Всё, чего удалось добиться, это разрушение домов. А красные все шли и шли вперед, продавливая казачью оборону.







   На другом берегу реки, отбив атаку вражеской кавалерии, красные также перешли в решительное наступление, перебросив по мосту свежий батальон и опрокинув заслон Белых.

















 Красные войска уже начали контр-маневр по охвату войск неприятеля. Парировать удар большевиков казакам уже было нечем. Их малочисленные батальоны истекали кровью и таяли на глазах. Некоторые из них и вовсе исчезли с поля боя. А угроза окружения полностью парализовала волю к продолжению борьбы. К вечеру того же дня белые, побросав оружие и амуницию, бежали.




В преследование им был брошен Красный конный полк, простоявший весь день в резерве.

  Вскоре в штаб обороны Царицына поступила телеграмма, свидетельствующая о полном разгроме белых под Котлубанью. Угроза городу миновала, хотя митинги и манифестации еще продолжались по инерции несколько дней.


***

    Отыграли очередную игру на тему Русской Гражданской войны по нашим правилам «Терновый венец». Игра была необычная. Меня частенько упрекали в том, что белые части в этих правилах слишком сильные и игроки изначально поставлены в неравные условия. И, что как ни старайся, Красные не выиграют. Я же, в свою очередь, считаю, что правила весьма сбалансированы и, главное, историчны. То, что Красные в итоге выиграли горячую фазу войны и к чему все это привело, мы можем наблюдать воочию. А своих оппонентов я призываю подходить к играм не как к шахматам, где соперники имеют на начало абсолютно одинаковые фигуры. Исторично силы не равны. Одни умелые, других много. У одних дисциплина, у вторых революционный порыв и т.д. В общем, в этот раз я играл за красных. Да, имеется у меня в коллекции и такая армия. Кстати, делал я её тоже с историческим уклоном. Надоело видеть массы красноармейцев в буденовках, сапогах и добротных шинелях, словно с лубка. Красная армия (особенно на начальный период) — это армия оборванцев партизан. Т.е. кто в чем от обмундирования старой армии, до рабочих спецовок и кепок. Ну, и у меня это все представлено, включая лапти и гармошки. Делал я её на основе Таманской группы товарища Ковтюха. Понятно, что сегодня мы играли другое направления и я не использовал оригинальные наименования этих частей. В общем, я играл за красных и без труда разгромил армию своего оппонента-товарища Саши Чередниченко. Его армия наполовину состояла из «цветных частей» - двух батальонов алексеевцев, двух регулярных батальонов пехоты, эскадрона донских казаков с пиками и стандартной двух орудийной полевой батареи. Правда, все его батальоны были маленькие, в две роты. Я же представил четыре батальона пехоты, три из которых были новобранцами с военспецами, но в четыре роты каждый. Конечно, мне пришлось создавать батальонные штабы, чтобы действие военспеца распространялось на все роты. Четвертый батальон был не большой, тем не менее, три роты (правда по 9 фигурок в каждой). Батарея с малым количеством снарядов (по одному гарантированному на орудие). Так что стреляла она с оглядкой и довольно быстро покинула поле боя в виду того, что снаряды закончились. Ну и конный полк. Также новобранческий, но двух эскадронный. Он всю игру простоял в резерве и был брошен лишь в конце, в преследование разгромленного противника. Результат я описал выше. А вывод? Вывод простой, красными можно воевать и выигрывать.Так что, те, кто переживает за сторону конфликта, а не за персональных игроков, может порадоваться. Красные наконец-то победили, ну, а те, кто ждет моего персонального фиаско, потерпите. Думаю, не долго осталось ждать. Побьют и меня. Впрочем, пора заканчивать. Новости на сегодня закончились. В очередной раз благодарю, что заглянули и прочли репортаж. Особенно за комментарии, они показывают, что эта писанина все еще кому-то интересна. Спасибо.

Ну, а у меня всё, до следующего раза!