воскресенье, 26 марта 2017 г.

АТАКА НОВОКОРСУНСКОЙ.


   Сломив упорное сопротивление большевиков в бою под Плотнеровской, отряд полковника Блейша с триумфом вошел в станицу Кореновскую. Связь со штабом армии была востановлена оперативные задачи выполнены. Героев-добровольцев ждал короткий, но заслуженный отдых. Приведя себя в порядок, пополнив боезапас и поправив амуницию, добровольцы были готовы продолжить свой нелегкий, тернистый путь для освобождения Родины от большевиков..
  В первых числах июля 1918 года полковник Блейш получил пакет из штаба армии. В пакете за подписью начальника штаба добровольческой армии генерала Романовского было предписано отряду Блейша, получив подкрепление, начать преследование армии Сорокина на север. В этой же депеше Иван Павлович сообщил о том, что батальон Дроздовцев, так блестяще проявивший себя в деле при Плотнеровской, возвращается в свою дивизию, а Марковцы получают в пополнение две роты добровольцев-рекрутов из ветеранов кавказского фронта. Дроздовцы уходили со своей батареей и броневиком, с ними же уходили и пластуны 5-го кубанского пластунского батальона. Прочитав пакет, полковник отложил его в сторону, подошел к открытому окну, посмотрел в даль и задумался.  .... « Александр Николаевич, что вас так растроило?»,- спросил Блейша полковник Витковский (командир «дроздов»). «Получил приказ штаба, Владимир Константинович. Нам предстоит раставание. Вы со своим батальоном, батареей и пластунами отправляетесь к Михаилу Гордеевичу,  а я с остальными продолжаю преследовать Сорокина». «Жаааль»,- протянул Витковский. «Мне дьявольски приятно было дратся вместе с Вами. В бою я отчетливо чувствовал ваше плечо, полковник. Да и как то мы сдружились!? Мне тоже печально расставатся с Вами, полковник. Ну да, мы люди военные и выполнять приказы наша работа.  Меня. Признаюсь, больше волнует состояние моего отряда.  Мало того, что в нем теперь 50% личного состава, так теперь еще я лишаюсь 2/3 артиллерии и половину бронеотряда, бронеавтомобиль «Върный» уходит с Вами. А о состоянии пополнения я судить пока не могу». «Не расстраивайтесь, Александр Николаевич. Во-первых, это не студенты какие-то, а ветераны Кавказского фронта, а как известно генерал Юденич отлично там турок бил всю войну, а во-вторых, я слышал, что в станице Дядьковской гарнизоном стоит батальон корниловцев с артиллерией. Они Вам подсобят в преследовании комисаров, ну и на конец, не сбрасывайте со счетов трофеные орудия. Вы теперь так же являетесь счастливым обладателем полноценной артиллерийской батареи.  Да и вообще, не грустите, полковник, мы на войне и что будет завтра с каждым из нас никому не известно, разве что Господу. Давай те ка лучше, Александр Николаевич, закурим по сигаре и выкинем всякую чертовщину из головы». Услышав это, Блейш, подошел к письменному столу, открыл ящик, достал коробку сигар с Явы, «остаток прежней роскоши», открыл ее и протянул товаришу. Затем взял сигару себе, машинально пересчитал остаток: «Осталось четыре штуки» зачем-то отметил про себя Блейш. Скусив завернутый конец сигары и раскурив не правильно от одной спички обе, полконики сели в кабинете и продолжили разговор уже совсем на другие темы.
  Вечером, отряд Витковского ушел. На утро был назначен небольшой смотр и выход в поход оставшихся..   
 03 июля 1918 года из станицы Кореновской отряд полковника Блейша, насчитывающий примерно девятьсот человек вышел в поход для преследования остатков банд Сорокина. В отряд помимо батальона марковцев (4роты), батальона добровольцев (2 роты), пулеметной команды (2 взвода), артиллерийской батареи (2 взвода) и броневика «генерал Марков», присоединился эскадрон армейской кавалерии из 1-й кавалерийской дивизии генерала Эрдели И.Г. 
 Переход до станицы Дядьковской (20-25 верст) прошел спокойно. Вечером, войдя в станицу, к отряду Блейша присоединились корниловцы (3 роты, пулеметный и артиллерийский взводы) под командованием подполковника Кавтарадзе.  Проведя короткое совещание после получения развед данных от кавалерийских разьездов, Блейш принимает решение на рассвете атаковать соседнюю станицу Новокорсунскую, в окресности которой были замечены крупные силы большевиков.  На рассвете, пройдя несколько верст, полковник приказал своему отряду развернуться и подготовиться к атаке. Силы отряда были расположены так: левый фланг заняли корниловцы Кавтарадзе со своей артиллерией и пулеметным взводом.  В центре двумя ротными линиями  построились марковцы, слева и справа от них в качестве застрельщиков  шли  две роты добровольцев из Кореновской. За правой ротой застрельщиков развернулась артиллерийская батарея и прикрывал ее зенитный пулемет. У Сорокина в распоряжении был авиа отряд, он и прежде досождал нам. Ну а правый фланг занял броневик и эскадрон из дивизии Эрдели.






 Большевики развернулись за станицей. В Центре, отряд матросов до батальона (2 роты), на против нашего левого фланга (справа от станицы, со стороны красных) батальон пехоты (4 роты), артиллерийский взвод, бронеавтомобиль, пулеметная команда (2 взвода), тачанка и эскадрон красной кавалерии. В общем до полка пехоты. Слева от Новокорсунской расположился не менее серьезный отряд большевиков.  Батальон пехоты (4 роты), дивизион кавалерии (2 эскадрона), броневик, тачанка, снайпера и арт. взвод. Причем во главе шли отряд «ЧЁН», а все роты в своих цепях имели льюисы.







 



Бой начался. Наша батарея дала залп, который не принес никакого результата. Большевики огрызнулись в ответ. Тоже без особого успеха. Вперед пошла пехота. На флангах заработали красные  пулеметы. Наши фланговые роты (добровольцы и корниловцы) залегли. Поддержать пехоту двинулся вперед наш броневик, за ним кавалерия.  Уже привычно в небе появился аэроплан большевиков.  Он появился над лесом и наш зенитный пулемет не мог его достать. Пользуясь безнаказанностью, красный пилот направил свою машину на броневик.


С верху броневик оказался не защищен. Аэроплан атаковал бронемашину и уничтожил её.  По красным цепям прокатилось Урааа! И они пошли вперед.



 Спасти ситуацию попытались кавалеристы, но они моментально были остановлены красными пулеметами. Два десятка солдат были убиты, а остальные отброшены назад. Забегая вперед, скажу, что наши кавалеристы так и не оправились от этого удара и бежали с поля боя.


В центре матросы начали занимать кварталы Новокорсунской.  Правда станица не простреливалась насквозь, и  марковцы (с нашей стороны) без опасения подходили к ней же. Но когда северные кварталы были уже заняты матросами, офицеры первой роты только подошли к ближним хатам. Ситуацию на поле исправили наши артиллеристы. В начале корниловцы заставили замолчать

артиллерийский взвод напротив себя, а затем батарея марковцев обрушила свой огонь на пехоту большевиков, нанеся им существенные потери и заставив некоторые из рот отойти назад. Артиллерия большевиков на этом фланге молчала,


ей не давала стрелять  собственная пехота, закрывшая ей обзор.  Окрыленный успехом красный военлет потерял бдительность и подвергся обстрелу с земли. Этот обстрел не причинил вреда машине, но так напугал комисара, что он предпочел ретироваться с поля боя. Дальше события переместились в центр.  Заняв один квартал  и продвигаясь в глубь его, марковцы обнаружили, что два других квартала заняты матросами. Двигаться вперед было смертельно опасно. Пришлось вступить с матросней в перестрелку. В ней преуспели офицеры первой роты. При поддержке пулеметного взвода, ружейным огнем они нанесли существенные потери одной роте моряков, заставив их покинуть станицу. Затем пришла очередь и второй роты в ходе продолжительной перестрелки вторая рота моряков была уничтожена. Её остатки разбежались.



Правда, ответным огнем матросам удалось уничтожить и наш пулеметный взвод. Но станица была очищена от большевиков. На флангах шла активная перестрелка с переменным успехом. Стороны с обеих сторон заставили залечь друг друга, а пулеметы не давали поднять головы. Но если на нашем левом фланге силы, задействованные в этом, были примерно равны,




три роты с нашей стороны и один пулемет и четыре роты большевиков с двумя пулеметами, броневиком и тачанкой, со стороны красных. То на правом нашем фланге ОДНА рота ветеранов кавказского фронта, без пулеметов, держала четыре роты большевиков с тремя пулеметами, не давая им двинуться вперед. Благодаря этому наша артиллерия имела возможность безнаказано расстреливать  красных.


Так был уничтожен броневик на этом фланге, а как только появилась возможность, и артиллерийский взвод большевиков.  Красная кавалерия на этом фланге пошла вперед, стараясь  переломить ситуацию, но сделала это не синхронно и попав под огонь наших канониров была опрокинута (один эскадрон) и рассеяна по полю (второй).


В общем к середине боя на этом фланге  красные потеряли почти все ударные части.
 Оставшаяся тачанка и пулеметный взвод предпочли прятаться за небольшой рощицей, оставаясь в недосягаемости нашей артиллерии.
 Но даже очень стойкие солдаты не могут держаться вечно. Понимая это, полковник Блейш отправил на этот фланг две роты марковцев из второй линии.  В этот момент роща на этом фланге  стала центральным стратегическим обьектом.  Обладание ею сулило большую выгоду. Из рощи (если она оставалась за нами) наши части могли добраться и до тачанки и до пулеметов врага. Если же роща доставалась красным, то под огонь пехоты попадала и наша артиллерия и наша малочисленная  пехота в  поле.  Прошло время. Большевики опрокинули роту добровольцев из Кореновской. Рота получила сильные потери и её остатки покинули поле боя. В Роще одна рота марковцев перестреливалась до конца боя с Чёновцами и еще одной ротой большевиков,

противопоставив мужество и трехлинейные винтовки против пулеметов большевиков. В поле еще одна наша рота отстреливалась от двух рот большевиков, не давая им зайти в тыл нашего центра.
   На противоположном фланге также продолжался огневой бой с переменным успехом. Пулеметы большевиков несколько раз  заставляли отступать корниловцев. Но всякий раз кореиловцы находили в себе силы останавливаться и возвращаться в бой, нанося противнику  урон. 
Артиллерийский взвод, экономя снаряды, прекратил огонь, но большевики не решались ввести в бой на этом фланге свои ударные силы. Их броневик и тачанка лишь обстреливали залегшую пехоту в поле, не решаясь высунуться из-за леса. В станице наши части занимали один квартал за другим. Теперь уже в руках большевиков остался один квартал. Справа наша артиллерия, израсходовав весь боекомплект, спокойно встала на передки и покинула поле боя.  В роще наша рота, продержавшись до конца боя, все же была рассеяна. Вторая рота на этом фланге, выполнив свою задачу, спешно отступала к центру под огнем неприятеля. В станице крепко закрепились наши роты, а оставшийся квартал, в котором все еще оставались матросы, был под сильным нашим огнем.  И к концу боя в роте матросов была потеряна половина личного состава. Под огнем из станицы уже находились и войска большевиков, противостоящих корниловцам.


В центр Блейш стягивал еще боеспособные свои части. Красные еще пытались обстреливать марковцев, засевших в станице, из пулеметов, но это не несло урона нашим храбрецам. На этом командир красных прекратил штурм станицы.
Бой затихал.


Потери с обеих сторон были страшные. Красные не имели сил продолжить атаку. Со всех сторон в штаб потянулись вестовые с донесениями о потерях и состоянии дел в подразделениях. Мы, хоть и заняли станицу Новокорсунскую, были обескровлены.  У корниловцев был убит один из командиров роты. По слухам, у большевиков также были убиты несколько  ротных командиров. Блейш подошел к своей кобыле. Из седельной сумки достал коробку «La Paz Corona Especial», взял очередную сигару. «Три!», машинально отметил полковник. Очередной бой был завершен.
Р.S. Поиграли. Продолжили тестирование правил. Надеюсь, все получили удовольствие. В любом случае большое спасибо участникам:

Ивану Панову, Сергею Кузнецову (красные) 


и Геннадию Ступину - моему доброму товарищу и союзнику. Ну и гостям загленувшим к нам на огонек;

Кирилл Воронков (Равен)

пятница, 17 марта 2017 г.

Русская Императорская пехота.









Русская Императорская пехота.

или

Войска двойного назначения.



    Через неделю, т.е. 25 марта собрались продолжить тестирование правил "Стальные грозы" очередной бой между красными и белыми. Правила мы пытаемся адаптировать под нас, тех кто в Питере по ним играет.  Надеюсь, что все эти тесты всего лишь подготовка к большой компании, которую я очень хочу провести. В последних играх наметился перекос  сил в сторону сил большевиков. Исторически так и было, но пока идут тесты хотелось иметь  более сбалансированные силы. Да и коллеги не однократно нас критиковали за перегруженность армий техникой и отсутствие кавалерии. Я решил исправить все допущенные ошибки. В пред идущем сообщении я Вам уже представил первое, свое, кавалерийское подразделение. Теперь хочу представить две роты армейской пехоты. Я решил, что "цветных" частей в моей армии достаточно и теперь буду делать упор на пополнении обычными частями. К тому же, я никогда не забываю и о очень близком к этому времени, моем, проекте - это Великая война. Поэтому эта пехота легко может противостоять моим же немцам в боях первой мировой войны.
     Ну это, так сказать вступление. Теперь позвольте пару слов о русской пехоте времен Великой войны.
     Вплоть до начала XX в. в Русской армии обувь и одежда строилась самими войсками из материалов, отпускавшихся правительством. Эта «полковая экономия» приводила к большой потере времени, которое могло быть использовано для обучения, а недостаточный контроль оставлял у многих солдат убежденность в том, что правительство равнодушно к их судьбе. После русско-японской войны было решено упразднить подобную практику. К 1909 г. около 50% продукции изготавливалось по контрактам, за которыми теоретически наблюдало Главное Интендантское управление. Офицеры приобретали форму и снаряжение у поставщиков в больших городах, а качество обмундирования было намного лучше, чем у нижних чинов. В 1907 г. в качестве расцветки служебной (походной) формы для всех чинов и родов войск был принят цвет хаки светлого оливково-зеленого оттенка. После стирки и активного ношения хаки выцветал до почти белого, особенно, в жарком климате Юго-Западного и Кавказского фронтов.
Офицерская походная форма включала в себя китель, шаровары, сапоги высотой до колена и фуражку с козырьком. Однобортный китель цвета хаки изготовлялся из хлопка для лета и из шерстяной ткани для зимы, застегивался на пять металлических или кожаных пуговиц. У кителя была разрезная пола, два внутренних по бокам и два накладных нагрудных кармана с клапанами в виде фигурной скобки. Воротник — стоячий, высотой 45 мм, застегивался на два крючка. Обшлага — прямые для пеших войск и «мыском» для конных. Клапаны нагрудных карманов на кителях офицеров гвардейской пехоты имели выпушку, указывавшую на место полка в дивизии, выпушка же на обшлагах означала дивизию. Шаровары шились с расчетом на ношение их заправленными в высокие сапоги, они были темно-зеленого «царского» цвета для пехоты и прочих пеших войск.Рядовым и унтер-офицерам вплоть до 1912 г. выдавался солдатский вариант офицерского мундира, но без нагрудных карманов. Несмотря на его официальную отмену, он, однако, использовался во время войны. Практически универсальной была гимнастерка (ее прототип — русская крестьянская рубаха-косоворотка), она не заправлялась в шаровары. Форму нижних чинов дополняли высокие сапоги и фуражка. Существовало несколько вариантов гимнастерок, шившихся как по заказам, так и собственно в частях. Обычно на гимнастерке имелись один-два нагрудных кармана, варьировалась и система застегивания: либо вертикально от центра воротника, либо со смещением в одну из сторон. Наиболее часто гимнастерка застегивалась на пять маленьких металлических или костяных пуговиц. Для лета и зимы гимнастерки строились из хлопчатобумажной или шерстяной материи соответственно. Обшлага были или прямыми, или с разрезом, застегивавшимся на две пуговицы. На погонах обозначалось звание, род или вид войск, номер части и другие сведения. Расцветка погон обычной пехоты, к рассматриваемому периоду, потеряла свое разнообразие. Остались погоны двух цветов.
Полки первой бригады дивизии были красными, а полки второй бригады, светло синими. Погоны были двусторонними: одна сторона — цвета хаки, другая — цветная. Они носились как на гимнастерках, так и на шинелях. Лычки унтер офицеров на цветных погонах были из желтого галуна, а на полевых погонах оранжевого. Снаряжение и вооружение я описывать не буду. Думаю и так все знают, про старую, добрую трехлинейную винтовку, наган и пулемет "максима". Единственное о чем упомяну, та это о замене сапог, в конце войны, на ботинки и обмотки.
 Ну вот что у меня получилось:



Офицеры.



Пехота в строю.

Причем в представленных ротах фигурки от "Каплстоун" так и от "Леона" (Леонида Примаченко). как видите они смотрятся вполне органично вместе. Но на всякий случай представляю фигурки рядом. 






Ну вот, на сегодня и все.
Как всегда, в конце хочу поблагодарить художника этой работы. На этот раз это Олег Пищалев.