воскресенье, 31 октября 2021 г.

Контрудар под Казаковкой.

 

                               

                                    Краткая военно-политическая ситуация 

На октябрь-ноябрь 1919 года. 

 

К середине октября 1919 г. положение Вооруженных Сил Юга России заметно ухудшилось. Ситуация в тылу была неудовлетворительной. Своя война шла на Северном Кавказе, волновалась Кубань, где брали вверх самостийники. В Новороссии и Малороссии одно за другим вспыхивали восстания. Мощное восстание Махно отвлекало резервы и даже войска с фронта. Добиться поддержки народа в Малой России не удалось. Крестьяне массово поддерживали махновцев и других атаманов. Надежда на поддержку городов также не оправдалась. Даже Киев, огромный город, полный беженцев, почти не дал белым добровольцев. Наиболее непримиримые ушли к белым ещё в 1918 г., остальные придерживались нейтралитета. Красная Москва заключила перемирие с Польшей и петлюровцами, которые всё больше ориентировались на Варшаву. Это позволило перебросить подкрепления на Южный фронт с Западного. В центре белогвардейцы всё ещё рвались вперёд, к Москве. Корниловцы нанесли поражение правому флангу 13-й красной армии и 13 октября 1919 г. взяли Орёл. Их передовые подразделения вышли к Мценску. Части 9-й и 55-й стрелковых дивизий 13-й армии были смяты и разгромлены, 3-я дивизия отступала. Красная 13-я армия понесла тяжелое поражение. Возникла угроза потери Тулы. До Москвы оставалось не более 200 верст. Но силы белых были не безграничны. Наступление выдохлось. Красные начали свое контрнаступление. В истории это событие носило название  Орловско-Кромское сражение, которое проходило с 11 октября по 18 ноября 1919 года.

Об эпизоде этих событий и пойдет сегодня речь.

Контрудар под Казаковкой.




 Всю ночь непрерывно шел противный, холодный, осенний дождь, периодически переходящий в снег.  Поручик Вилейко брел по раскисшей от влаги дороге, машинально подгоняя солдат своего взвода. Холод,  нестерпимый холод пробирал молодого поручика до костей. Промокшая насквозь шинель не спасала от холода. Наоборот,  впитав в себя массу влаги, она своей тяжестью давила на плечи и спину. Бойцы уныло шагали вперед, подчиняясь приказу своего батальонного командира, капитана Павлова В.Е..  Приказ был один: Ускоренным ночным маршем два батальона полка  должны были закрыть брешь в обороне армии у  деревни Зиновьево. Накануне, части 13-й красной армии прорвали фронт в районе села Покровского и устремились в брешь, в направлении Ливны – Воронеж – Курск.  В месте прорыва  никаких серьезных частей белых не наблюдалось за исключением двух батальонов мобилизованных новобранцев. Поэтому, закрыть эту дыру и предполагалось  третьим Марковским полком, одной батареей и первым Лабинским кубанским конным полком.





К утру, измотанные ночным маршем,  едва державшиеся на ногах, оба Марковских батальона подошли к деревне Зиновьево.  Туда же прибыли и остальные части белых, на плечи которых была возложена задача: остановить прорыв противника.  Не доходя до деревни версты полторы, был объявлен привал. Поручик Вилейко, едва продублировав приказ своему взводу, как подкошенный рухнул на раскисшую от снега и дождя землю, невзирая на чудовищный холод и прибавившийся к нему голод мгновенно уснул. Через два часа, к рассвету, прибыл капитан Урфалов А.С. командир третьего Марковского полка. Оценив обстановку, капитан немедленно отдает распоряжение  отправить первый батальон полка с одним батальоном новобранцев в наступление на  деревню Казаковка, а второй батальон с другим батальоном новобранцев отправляет вперед, через Зиновьево. Для фланговой поддержки, правее вперед отправляются и кубанцы. На окраине деревни развернулась батарея и штаб отряда. 

Пробудившись, Вилейко, тряхнул молодой головой, прогоняя остатки сна, и громко скомандовал своим людям развернуться в цепь и начать движение в направлении Казаковки. Пройдя пару сотен шагов, поручик явственно увидел впереди себя, на выходе из Казаковки колонну красной пехоты. 





Вилейко не поверил своим глазам, красные шли вперед колонной без всякого боевого охранения. «Почему же молчит наша артиллерия?» мелькнуло в голове у молодого офицера. И тут же он услышал разрывы трехдюймовок справа.  А дело в том, что пока солдаты первого батальона, развернувшись в цепи, повели наступление на Казаковку, справа Кубанские казаки с ходу напоролись на огромную колонну красных, пытающуюся развернуться за лесом напротив Зиновьево. И как здорово, что с казаками капитан  Урфалов отправил артиллерийских наводчиков! Связавшись с батареей, прокричав в телефонную трубку координаты позиций противника, артиллерийский наводчик снова прильнул к окулярам своего бинокля. 






Залп батареи накрыл кавалерию красных. Первым же снарядом в щепки разнесло тачанку красных. С седел начали падать  убитые и раненые красные кавалеристы. Опешив от неожиданности, красные остановились. Еще один залп и большевики получают артиллерийский удар по пехоте. В их рядах легкое замешательство. Вперед, на врага, в атаку бросаются казаки Лабинского полка. 









С ходу опрокидывают одну роту. Затем сшибаются, в отчаянной схватке с кавалерией красных. Опрокидывают эскадрон, схватываются с другим. И тут большевики приходят в себя. Не желая попадать под казачьи клинки, несколько рот красной пехоты скрываются в небольшой рощице и оттуда, с близкого расстояния, почти в упор ведут ружейный огонь по казакам.  Теперь уже казаки несут серьезные потери. Пытаются уклониться от огня, но отступить им не дает красная кавалерия. В результате серии из нескольких сабельных атак кавалерия с обеих сторон, понеся огромные потери, покинула поле боя. В панике от атаки казаков к своему штабу отступало, а проще сказать бежало несколько рот красной пехоты. Развить наступление казаков попытались бойцы второго Марковского батальона. Но встретив против себя  втрое превосходящего по числу противника остановились.  Ну а красные?  Красные,  пользуясь численным перевесом, бросились на Марковцев в штыковую атаку.  Больше всего досталось четвертой роте полка. Рота выдержала пять штыковых атак, всякий раз отбрасывая неприятеля. Добровольцы дрались в полу окружении, до последнего бойца, не отступив при этом не на шаг. Две другие роты не могли помочь товарищам. Красные из рощи вели по ним такой ураганный огонь, что бойцы этих рот не могли поднять голову, прижимаясь к земле.




    А в это время первый батальон повел наступление на Казаковку. Батальон красных, имея серьезную военную подготовку, сразу было видно бывалых солдат Великой войны, мгновенно перестроился из колонны в подобие цепей, организовав три линии обороны деревни.  Капитан Павлов, командир первого Марковского батальона, приказал батальону новобранцев обходить деревню и позиции красной пехоты с фланга. Сам же повел Марковцев на врага. В жестокой рукопашной схватке роты сцепились на окраине Казаковки. Красные начали отступать. Поручик  Вилейко выхватил из ножен саблю и кинулся в гущу событий. 












Расчищая себе дорогу саблей, непрерывно стреляя из своего револьвера, поручик двигался вперед.  Вдруг, из-за крайних хат деревни, красные выкатили на прямую наводку орудие. «Конец!» мелькнуло в голове поручика, он машинально нагнулся и бросил взгляд назад. Сзади, веря ему как себе, за ним шли бойцы его взвода, прокладывая себе дорогу штыками. В небо взметнулся Полковой штандарт с ликом Николая Чудотворца. «Господи, убереги!» прошептал поручик и…… раздался выстрел орудия. «Жив!» мелькнуло в голове у Вилейко. Снаряд со свистом пролетел над головами атакующих и разорвался левее в цепях наступающих новобранцев. «Впереееед!!» прохрипел поручик и изо всех сил бросился к  орудию красных. Обгоняя бегущих из боя красных пехотинцев, рубя их на ходу саблей, Вилейко первым ворвался на позицию батареи. Надо сказать, что за мгновение до этого расчет орудия  был обстрелян со всех сторон. Поэтому, у трехдюймовки разгоряченного поручика встретило едва ли не треть расчета. Остальные были убиты. Несколько ударов сабли поручика и штыков его солдат мгновенно заставили замолчать орудие.

Ну а в центре, казалось, что первый батальон Марковского полка обречен. К этой напасти добавилось и то, что у белых артиллеристов, на батарее закончились снаряды. Вдруг красные ослабили натиск. К отступающим ротам присоединились вполне боеспособные подразделения.  Вначале показалось, что они поддались общей панике, но нет, они отступали вполне организованно. Просто оказалось, что они получили приказ своего комбрига, срочно сниматься со своих позиций и спасать положение под Казаковкой. Но приказ запоздал!

… Вилейко бросился к дому, у которого на привязи стояло несколько лошадей. Боевой  опыт поручика подсказывал, что это штаб противника. Появившиеся на пороге несколько человек  охраны, ординарцы и вестовые были убиты из винтовок или заколоты штыками атакующих. Ворвавшись внутрь, поручик распахнул дверь в хату. За столом сидел не молодой, лысеющий человек в военном френче без погон. Френч был туго перетянут плечевыми ремнями, а на груди, в красной шелковой розетке красовался орден «Боевого Красного знамени». Увидев влетевшего в хату поручика, человек во френче вскочил на ноги, одновременно потянулся к массивной деревянной кобуре своего маузера. Поручик одним взмахом сабли заставил орденоносца замереть в нерешительности. Темная, почти черная кровь хлынула от сабельного удара на пол. Человек во френче качнулся, согнулся и замертво рухнул!!!  «Зря! Нужно было эту сволочь живым брать».  В сердцах попенял поручику вошедший следом Павлов (батальонный командир). «Между прочим, « из наших», кадровый офицер, подполковник. Это он командовал этой бригадой. Через него много нам бед пришло, много мы наших товарищей потеряли»!   «Ну и ничего не зря»! парировал Вилейко. «Собаке -  собачья смерть»! «Да не скажите, поручик. Таких мерзавцев, судить надо! А затем  вешать на осине как христопродавца. А Вы ему честь смерти в бою подарили. Не заслужил он этого»! С этими словами офицеры вышли на улицу.  За деревней  у леса, еще продолжалась редкая, беспорядочная стрельба. Там принуждали к сдаче в плен, попавших в окружение красноармейцев. Судьба отказавшихся, была предрешена. Но это уже никак не могло повлиять на общую картину событий. Так и закончился этот бой.  Прорыв красных был ликвидирован, брешь во фронте ликвидирована.


Наконец то поиграли! давно собирались. но все как то не получалось и вот на конец то встретились. играли по правилам "Триумф воли" но сильно адаптированным и модернизированным под наш проект. Игра получилась. Возможно потому, что все соскучились или по какой то другой причине? Хочется особенно поздравить с дебютом нашего юного коллегу, Илью. Для первого раза вполне не плохо, ну и Олега Шевцова. Наступив на собственное горло, он играл за красных.


 По этому, видимо их поражение принял с восторгом. хотя надо признать. что сопротивлялся он отчаянно. Ну а за белых играл я. В общем было весело.

Ну а у меня на сегодня всё!

воскресенье, 24 октября 2021 г.

Я никогда не устану повторять; ...... Спартак .....!

 Редко я пишу о втором своем увлечении. Редко!

В последний раз писал , по моему , во время игр чемпионата мира. Но сегодня, сегодня особенный день. Не каждый раз Мы "свиней" с таким счетом рвем. Такого еще не было. Семь! Семь голов Мы отгрузили этим, вечно недовольным и скандальным поросятам, которые все еще мнят себя самой любимой- народной командой.

Первый тайм:



 

Результат на табло! Я, как и миллионы болельщиков ЗЕНИТА - счастлив! Я видел и 5 : 0 и  5 ; 1, но больше как то не получалось. К тому же висела дамокловым мечем поражение от "Спартака" в дремучие пятидесятые годы со счетом 6 : 0. Очень хотелось забить "свиньям" побольше и вот, второй тайм!

Как совершенно справедливо написано! ПОЖАР!!! "Свиньи" порваны с историческим счетом
7 ; 1. Ну что же?  Догоните? Думаю нет  Этой псевдонародной команде только  скулить о "заговоре" остается.
А у меня на сегодня всё. Я счастлив!!


воскресенье, 17 октября 2021 г.

Бойня при Заальфельде


Никто не хотел уступать.

   Октябрь пришел  в Германию с холодными  ветрами с Балтики. Осень 1631 года была необычайно ветреной. В узких улочках городков, в печных трубах так сильно завывало, что страшно было выйти лишний раз на улицу. А может страху нагоняли висящие, и так сильно раскачивающиеся на ветру, трупы дезертиров воюющих армий и просто несчастных бродяг, повешенные на виселицах в городах, да и просто на деревьях вдоль дорог. Некогда осень в этих краях всегда славилась ярмарками и веселыми праздниками по случаю окончания страды, но с началом этой бесконечной войны все изменилось. Дороги заполнили толпы голодных и оборванных  нищих, а поля, в прежние годы колосящиеся пшеницей, облюбовали солдаты противоборствующих армий. Вот и теперь, 16 октября, вблизи города Заальфельде, что раскинулся в земле Тюрингия, сошлись в смертельной схватке две армии, два непримиримых соперника за влияние на умы  и сердца старушки Европы. Армия Католической Лиги, ведомая   



                      курфюрстом Пфальца и Баварии Максимилианом I, и авангардом шведской армии «Северного льва» под командованием одного из лучших его генералов Густава Карлсона Горна.

Армию Лиги составили: пять пехотных полков и рота стрелков (разных национальностей от испанцев до баварцев), три эскадрона имперских кирасир, два эскадрона хорватов, два эскадрона тяжелых рейтар и одна хоругви панцерных казаков. Все это войско прикрывало четыре пушки (две легких и две полевых).

Шведы вывели в поле: Три бригады пехоты (шесть «цветных» батальонов и три немецких наемных полка), два кирасирских полка и два полка Хакапелита, эскадрон немецких рейтар и эскадрон конных аркебузир при поддержке трех легких пушек.




















Осенью рассветает не быстро. С рассветом шведский главнокомандующий обнаружил, что вся кавалерия  имперцев сосредоточена на левом (баварском) фланге напротив «Синей бригады» и бригады Хакапелита. 

Поэтому, без промедления, с противоположного фланга Горн снимает кирасир и отправляет их на правый фланг. Одновременно бросает свою кавалерию правого фланга в атаку на имперскую кавалерию. Максимилиан принимает вызов и атакует правый фланг шведов. Кавалерия, пехота! Дым, ржанье сотен коней, грохот мушкетов и лязг палашей! Кровопролитные атаки и отчаянная оборона. В результате: Кавалерия Максимилиана разметала шведских рейтар и атаковала позиции пехоты «Синей бригады». 































В свою очередь эскадроны Хаккапелиты  своей отчаянной контратакой заставили отступить (а порой и просто бежать) почти всю кавалерию Максимилиана. Пехота «Синей бригады» отбросила эскадрон кирасир баварцев. Прибывшие на подмогу  шведские кирасиры испытали некоторое разочарование. Они шли спасать положение, а пришли к очищенному финнами полю боя. Но праздновать победу было рано. Понимая всю серьезность положения, Густав Горн метался между своими частями, на своем скакуне именно на правом фланге. То, укрепляя своим присутствием  стойкость пехоты, то вдохновляя на подвиг финских рейтар. Ну а в центре, и на левом (шведском) фланге, едва двинувшись вперед, обе противоборствующие армии остановились.



 Словно выжидая результатов бойни кавалерии справа. Пехота центра и левого фланга ждала своего часа. Правда, не забывая при этом, обстреливать друг друга из пушек. Первыми ожидание прервали шведы. С наметившемся прорывом Хаккапелита, в перед (в центре) двинулся один батальон «Зеленой бригады». С задачей связать центр имперцев боем, чтобы  не дать возможности баварцам перегруппироваться.




 Но смелая попытка шведской пехоты ничем полезным не увенчалась, разве что дала понять врагу, что они имеют дело с умелыми солдатами. Тем временем, финские рейтары добивали своих визави. И добивая, выдохлись. Да и право не возможно двумя эскадронами разогнать втрое больше противников. В продолжении, удачные действия польских панцирных казаков, позволили большей части имперской кавалерии вернуться в сражение. Поэтому, едва загрустившие шведские кирасиры (что им не досталось славы на этом бранном поле) вынуждены были столкнуться с массой вернувшейся имперской кавалерией. Пришло время кирасир. Правда вначале их очень удачно атаковали поляки, принудив отступить, но в этом «принуждении» казаки сами понесли огромные потери и растворились на поле боя. Развить их успех имперцы не смогли. Слишком далеко они были отброшены финнами. Ну а дальше? Дальше тремя потрепанными эскадронами (кирасирским, рейтарским и хорватским) имперцы атаковали Смоландских кирасир. Кирасиры не просто выстояли, а и одержали локальную победу над всеми тремя эскадронами противника. Причем имперские кирасиры были рассеяны. Правда и шведы понесли  серьезные потери и не смогли развить свой успех. Второй попыткой атаковать были рассеяны и рейтары. В общем, в завершении на этом участке остался  у шведов полк Ливонских кирасир, а у имперцев два потрепанных эскадрона (хорватов и кирасир, уходящих за ряды собственной пехоты)

Понимая, что выжидательная позиция не самая лучшая и не надеясь на случай, Максимилиан решает атаковать осиротевший левый (шведский) фланг. Полк испанской пехоты и роты пеших, не то хорватов, не то казаков, а может и вообще цыган, при поддержке артиллерии атакуют батальон  «Желтой бригады». Проявляя стойкость, шведы отбрасывают цыган и наносят существенные потери испанцам. Но численный перевес делает свое дело. Шведы отступают. Отправленный им в помощь (наемный) немецкий полк, не проявил стойкости, поддавшись общей панике так же отступил.






Дело шло к развязке.

Пехота «Синей бригады» полностью овладела  левым (имперским) флангом. На противоположном фланге результат был зеркальным. Испанцы полностью овладели им, но в последней атаке, принудив соперника к отступлению, сами не выдержали напряжения и…. разбежались. 

Финальным штрихом этого сражения оказалась атака имперской пехоты в центре. Четыре полка (баварской пехоты)  атаковали два (шведских) но организованный и мощный отпор не дал результата этой атаке. Из четырех полков, два отступили.

На этом все и закончилось. Ни одна из сторон не могла похвастаться победой, но и сил на окончательный удар у соперников не было.  День закончился так же, как и начался. За исключением нескольких тысяч убитых с обеих сторон добавивших в общую копилку жертв этой войны очередную порцию. 

P.S.  Немного пасторальных сцен не вошедших в репортаж:


Крестьянки и быки, любезно подаренные мне Валентином Гирбусовым я теперь стараюсь использовать в каждой игре. так как тяжелых пушек у меня не было, быков я использовал исключительно в мирных целях.

Играли по правилам Т. Гора на 1000 кредитов с обеих сторон. Мне оппонировал Леонид Примаченко, мой старый добрый товарищ.


Лёня взял 92 базы при 4 пушках (2 лёгкие и 2 полевые) основу его армии составила кавалерия. Я так же взял 92 базы при 3 лёгких пушках. Акцент сделал на пехоте.
Посредником выступил Дмитрий Дворянский.



И это очень здорово. Игра с по
средником проходит гораздо быстрее и менее утомительно. Ну а вчерашняя игра в обще получилась идеальной с точки зрения   организации. Я не стану говорить о комфортной обстановке, в основном у нас игры достаточно спокойные, а вчера была просто встреча старых и добрых друзей (хотя на поле было жарко) по этому хочу сказать огромное спасибо всем участникам. Было здорово!

И еще одно. Лёня почему то крайне редко выкладывает  свои покрашенные работы. На мой взгляд зря. Красит он так же очень хорошо, как и лепит фигурки. на этот раз он выставил полк испанской пехоты под командованием именной фигурки Амброзио Спинолы от  "1898 miniaturas". Вот так должна выглядеть вся испанская армия.




Ну а у меня на сегодня всё!