воскресенье, 8 сентября 2019 г.

Туземная конная (дикая) дивизия. Часть 3-я.



Татарский конный полк.

 Продолжаю расказ о полках Туземной конной "Дикой дивизии".  Сегодня начну говорить о второй бригаде. Во вторую бригаду входили Татарский и Чеченский конные полки и так, Татарский конный полк сформирован из Азербайджанцев в Елисаветпольской губернии. 1-я сотня полка на добровольных началах комплектовалась из жителей Казахского уезда, 2-я — Шушинского и Джеванширского уездов, 3-я — Арешского, Зангезурского, Карягинского и Нухинского уездов Елисаветпольской губернии, 4-я — Борчалинского уезда Тифлисской губернии.
Полк на момент формирования состоял из 4-х сотен, каждая из которых делилась на 2 взвода. По штатам полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 всадников и 68 нестроевых нижних чинов, всего 669 человек. По итогам боев 1914-1915 гг. в структуре полка были произведены изменения. К декабрю 1915 года полк состоял из 4-х сотен, каждая из которых делилась на 4 взвода по 60-80 чел.. В результате численность сотни составляла 220-260 человек. Полку был добавлен пеший взвод численностью 50- 80 человек. В ходе боевых действий произошли изменения во взглядах азербайджанцев на войну — если ранее все желали служить непременно в конных взводах, то в 1916 году в пешем взводе из 70 воинов 30 были азербайджанцы Первым командиром полка был назначен генерального штаба подполковник Пётр Половцов.
 Помощником командира полка стал подполковник Всеволод Старосельский; полковым адъютантом — штабс-ротмистр
Николай Казбек. Командиром 1-й сотни полка был назначен ротмистр
Шахверди хан Зиятханов; 2-й сотни — штабс-ротмистр Павел Зверев; 3-й — ротмистр
князь Александр Амилохвари; 4-й — ротмистр князь Леван Магалов. Офицеров-азербайджанцев было всего трое, а к весне 1916 г. — шестеро.
Муллой полка был назначен поэт и журналист
Агамухаммед Гаджи Абдусалим оглу, более известный под литературным псевдонимом «Мухаммед Хади».
В Татарском конном полку черкески, бешметы, рубашки и папахи были черного цвета, в боевых действиях больше использовались серые черкески. Всадники имели темно-красные башлыки и погоны красного цвета, на которых были вышиты желтые буквы «Тт.»

В 1914-1917 годах Татарский конный полк являлся составной частью 2-й бригады (вместе с Чеченским полком) Кавказской туземной конной дивизии. В начале октября 1914 года полк в составе дивизии был включен в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн хана Нахичеванского и дислоцирован в Подольской губернии.
В середине декабря части дивизии вступили в бои на Юго-Западном фронте, на берегу реки Саны. Первый крупный бой Татарский конный полк принял 12-19 декабря 1914 года. 26 декабря полк понес первые потери — у деревни Берези Горни погибло 7, ранено13 человек. Конец декабря 1914 – январь 1915 года прошел в оборонительных боях у подножия Карпат Один из крупных боевых успехов дивизии связан с боем, проведенным Татарским конным полком 15 февраля 1915 года за стратегически важную деревню Бринь, в 20-ти километрах от г.Станиславов.


21 февраля 1915 года Татарский конный полк в результате упорного сражения первым вошел в город Тлумач. В марте-апреле полк принял участие в Карпатской наступательной операции войск Юго-Западного фронта. В апреле-мае полк участвовал во вторжении в Буковину. В период отступления весной -летом 1915 года полк в составе дивизии вел бои на левобережье Днестра.
Первую половину 1916 года полк вел усиленную разведку позиций противника по р.Днестр, а затем принял участие в «Брусиловском прорыве». В истории полка особое место занимает разгром опорного пункта противника у села Тышковцы 31 мая 1916 года, позволивший прорвать линию фронта противника.
Летом полк вел наступление в Буковинских Карпатах, в верховьях Прута. В ноябре полк в составе дивизии, пройдя 600 верст, форсированным маршем двинулся в Румынию. В гористой местности Восточных Карпат, юго-западнее Ясс полк вступил в бой с немецкими частями.
В феврале 1917 года, в связи с известными политическими событиями полк выведен в тыл.
В период летнего (1917 г.) наступления войск Юго-Западного фронта полк действовал западнее города Станиславов. Осенью 1917 года - полк прибыл в Елизаветполь, где принял участие в заседании Мусульманского Национального Комитета. 04.-05.1918 – вошел в состав Мусульманского (Азербайджанского) корпуса.

воскресенье, 1 сентября 2019 г.

Бой за Нижнебаканскую.



Краткая военно-политическая ситуация

На август 1918 года.

  Отрезанная от армии Сорокина, боями в начале августа 1918 г., красная Таманская армия в количестве 25 000 человек оставляла таманский полуостров. Она двинулась на Новороссийск, покинутый при её приближении германско-турецким десантом.

18 августа Деникин двинул две колонны против этой группировки красных, дивизию генерала Покровского правым берегом Кубани и группу полковника Колосовского (1-й конный, 2-й Кубанский стрелковый полки, батарея и 2 бронепоезда) вдоль железной дороги на Новороссийск. Покровский прорвался к  Темрюку и захватил его, но Таманская группировка, избегая окружения, устремилась к Чёрному морю. Колосовский двинулся ей наперерез и 26 августа взял Новоросийск, но таманцы успели покинуть город, направившись по Сухумской дороге вдоль моря, в направлении Туапсе, куда и прибыли 1 сентября.
Об одном эпизоде этих событий (который вполне мог бы произойти) сегодня и пойдет речь.

Бой за Нижнебаканскую.

Утром, 30 сентября 1918 года в Нижнебаканскую  станицу влетел всадник на взмыленной кобыле.  Улицы станицы еще были совсем пусты. Казачки еще не закончили утреннюю дойку, а казаки не успели выгнать домашний скот в луга. Всадник молнией промчался по пустым улицам, залитым теплым, августовским , утренним солнцем. Домчавшись до дома под трехцветным  флагом, всадник из всех сил потянул поводья на себя. Кобыла, задрав голову, резко остановилась. Всадник молнией слетел с коня и стремглав рванул в здание станичной управы. «Ваше Благородие! Ваше Благородие»,- кричал посыльный. «Красные прорвались!  Дверь распахнулась и в её проеме возникла фигура  моложавого полковника с пышными черными усами. «Что стряслось?»,- рявкнул полковник. Казак вытянулся и уже более спокойным голосом четко доложил: «Ваше Высокоблагородие, со стороны хутора Горный в нашем направлении продвигается крупный отряд неприятеля!» И уже тише предположил: «Видимо прорвали они позиции полковника Колосовского». «Так, ясно!», - отрезал полковник Индейкин. Это был именно он, командир Корниловского  ударного полка.
«Гарнизон поднять по тревоге, командиров подразделений ко мне!»,-  скомандовал полковник и исчез в проеме двери так же внезапно, как и появился.







Действительно, в это утро ситуация на Таманском участке Южного Фронта резко изменилась. Загнанные, как дикий зверь и прижатые к побережью части красной таманской армии предприняли очередную попытку вырваться из окружения и соединиться с основными силами 11-й красной армии Сорокина в районе Абинской. Эти попытки большевики безуспешно предпринимали не однократно, но в этот день прорыв был более чем реален. Шесть батальонов пехоты (сведенных в три полка), два кавалерийских полка (двух сотенного состава), артиллерийский дивизион (4 орудия) вся эта мощь внушала большевикам мысль, что они разорвут кольцо окружения. Но и силы добровольцев, под командованием полковника Индейкина Владимира Ивановича, представляли серьёзную силу. В распоряжении Индейкина находилось четыре пехотных батальона, среди которых был батальон корниловского ударного полка  и батальон самурского полка (покрывший себя славой при взятии Екатеринодара), четыре сотни кубанских казаков и четыре орудия. Небольшой численный перевес  был на стороне большевиков. Но они были вынуждены атаковать.






На коротком совещании штаб Индейкина принял решение перейти к обороне и после отражения удара красных, перейти в контрнаступление. Для реализации своего плана полковник оставил в резерве корниловцев и всю кавалерию. К окраине станицы он двинул один из своих пехотных батальонов, правый фланг составил еще один пехотный батальон и артиллерийский взвод (одно орудие). Левый прикрыл батальон самурцев и еще одно орудие. 
Весть о том, что на станицу движутся большевики, быстро облетела Нижнебаканскую.  Дорога на восток, в сторону Крымской, быстро заполнилась беженцами.

Казаки и казачки прекрасно помнили власть советов, и прекрасно понимали, что ждет их в случае падения станицы.  Но не успели добровольцы выйти на околицу, как перед ними появились густые цепи большевиков. Бой закипел без раскачки. Затрещали пулеметы, заработала артиллерия.

Моряки (батальон морской пехоты черноморского флота), шедшие в авангарде красных сил с матюгами, бросились на добровольцев. То там, то тут дело доходило до рукопашных схваток. В ход шло все, от штыков и прикладов до кортиков, ножей, ремней и лопаток. Добровольцам удалось отразить первую волну красной атаки.   По второму эшелону отработала корниловская артиллерия. В центре пыл большевиков поутих. Но запылали фланги.





 Особенно сложная ситуация в эти часы возникла на правом фланге. Под прикрытием небольшой рощицы на оперативный простор вышли две сотни красных кавалеристов. Параллельно кавалерии, по роще продвигался батальон пехоты. Им противостояло одно орудие и батальон  добровольцев.  Красные кавалеристы умело вышли из сектора обстрела артиллерии и передовые роты белой пехоты, и были готовы обрушить этот фланг. Часть батальона добровольцев (две роты) уже вошли в рощу и не могли ничего противопоставить красной кавалерии. Две другие спешно развернул фронтом против кавалеристов командир батальона подполковник Селицкий. Красные кавалеристы обрушились на смельчаков. Но, ломая статистику и опыт предыдущих боев, пехота последовательно отбила две атаки красной кавалерии и обратила их в бегство. Вдогонку за беглецами, из резерва Индейкина, бросились две сотни кубанцев. Через короткое время они настигли отступающих и шашками довершили дело. Батальон Селицкого  успешно зачистил рощу от красной пехоты. Остатки её ретировались в направлении своего полевого штаба. К слову, к штабу стекались остатки всех потрепанных  рот большевиков.

На левом фланге, на батальон самурцев вел наступление Кубано-черноморский полк, две сотни красной кавалерии при поддержке красной батареи. Тут, пользуясь двойным перевесом, они намеревались взять реванш и выполнить свою первоначальную задачу. В помощь самурцам, Индейкин отправил две сотни Хоперского кубанского полка, и это было весьма кстати. Несмотря на колоссальные потери, большевики упрямо шли вперед. На некоторых участках закипела рукопашная схватка.






Добровольцам удалось отбросить первый батальон большевиков, ценой потери роты. Хоперцы сошлись в жестокой сабельной рубке с красной кавалерией.  Опыт казаков сказался и здесь. Казаки частично изрубили и частично опрокинули красных кавалеристов. Хоперцы начали преследование. И на этом фланге наметился успех добровольцев.




Командир Кубано-черноморского полка, И.Я. Сафонов, остановил атаку своего второго батальона и вступил в перестрелку с самурцами. Собственно это, в результате, спасло полк от полного уничтожения. Наметился успех добровольцев на всем участке фронта.  Для нанесения решительного удара из резерва был брошен корниловский батальон. Пройдя в полный рост несколько сот метров, батальон нанес сокрушительный удар по наспех сформированным вокруг штаба большевиков ротам.  Успех был полнейшим. Большевистская группировка в районе станицы Нижнебаканской была полностью разгромлена.

К вечеру полковник Индейкин сообщил в штаб генерала покровского о попытке прорыва. Доклад содержал всего несколько сухих слов: «Потери минимальны, победа полная».

воскресенье, 25 августа 2019 г.

Артиллери Карла ХII.


 

 Артиллери Карла ХII.

Регулярная артиллерия в шведской армии появилась во времена великого Густава II Адольфа.
С тех времен шведская артиллерия считалась одной из лучших в Европе. Во второй половине XVII века в ходе развития артиллерии был сделан ряд технических усовершенствований. Это позволило повысить значение этого рода войск на поле боя и увеличить подвижность артсистем.
Основным орудием поддержки пехоты на поле боя являлось трех фунтовое, калибром 7,7 см полковое орудие. Ствол орудия весил 210 кг. Оно могло стрелять картечью на 225 м, а ядрами -- на 225-275 м. Каждая трех фунтовая полковая пушка перевозилась тремя лошадьми; прислугу ее составляли пять артиллеристов (констапель, два ученика констапеля, два гантлангера). Кроме того в состав прислуги каждого орудия включалось 12 нестроевых чинов (гантверкеров и ездовых).
Шведский артиллерист был вооружен короткой шпагой с медным эфесом в виде раковины. Гантлангер, кроме того, был вооружен кремневым ружьем, которое носилось за спиной на погонном ремне. Констапель имел кроме шпаги копье с крестообразным острием у основания которого на древко наматывался фитиль - пальник. На правом боку, на узкой, надеваемой через левое плечо кожа-ной перевязи, он носил круглую медную пороховницу, украшенную королевским вензелем. Вооружение унтер-офицера и офицера было таким же, как и в пехоте.
Обмундирование шведского артиллериста состояло из серого кафтана, без погон, с медными пуговицами. Полы кафтана не подворачивались. Подкладка и обшлага артиллерийского кафтана были светло-синими (голубыми), камзол и штаны лосиные, чулки и галстук -- синие. На ногах как у пехотинцев носились смазанные башмаки с медной пряжкой. Артиллеристы носили черную шляпу-треуголку с медной пуговицей и белой галунной обшивкой.
У гантлангера поверх обшивки был нашит узкий золотой галун, а у констапеля этот галун был несколько шире. Часто вместо шляп артиллеристы носили суконные карпусы с серой тульей и голубой опушкой. Унтер-офицеры артиллерийского полка носили синие панталоны и голубые чулки. Края шляпы у них были обшиты двойным галуном -- снизу серебряным, вверху красным.
Офицеры шведской артиллерии имели золоченые пуговицы на мундире, а на шляпах у них также была двойная галунная обшивка (внизу золотая, верху красная). Галстуки у унтер-офицеров и офицеров были из тонкого трипа белого цвета с красным бантом. На гравюрных изображениях, датированных 1715 г. офицер шведской артиллерии изображен с зубчатым галуном на шляпе-треуголке и с обшивкой кафтана, обшлагов и карманных клапанов широким белым галуном. На кафтане шесть "разговоров", на карманных клапанах - четыре, на обшлагах - два.
Но юный король Карл ХII , в отличие от своих соседей, очень часто пренебрегал этим родом войск. 
Но мои "соперники" не дремлют и мне пришлось подготовить им достойный (шведский) ответ:












 Трех фунтовые шведские пушки в разных ракурсах, на позиции. Далее вся батарея в сборе.

 Ну, а это еще более легкие, кавалерийские орудия. Так же с разных сторон и во всей красе.













 На радость баварцам и прочим австрийцам, маркер подбитого орудия.

 Ну, а это артиллерийское командование. Куда же без них? Внимательные читатели моего блога уже видели эту виньетку. Но теперь она дождалась  свои пушки. Ну и вариант батареи на позиции. 


Как многие уже догадались, эта работа моего доброго друга Михаила Мирошника. Причем тут он сделал всё сам и красил и оформлял. За что ему моя отдельная благодарность.
Ну,а у меня на сегодня всё.