среда, 29 мая 2019 г.

ОКПС



Отдельный корпус Пограничной Стражи (ОКПС). 

   Вчера вся страна отметила 101 годовщину Пограничных войск. Ну и Я, как человек пренадлежащий к славной семье пограничников (как известно, пограничников бывших не бывает) с удовольствием присоединился к празднику. Друзья и родные, традиционно поздравили меня, за что им большое спасибо. Многие задавали один вопрос: « А почему собственно 101 годовщина? Что до 1918 года, до Большевиков границы не охранялись?»  По мере возможности я отвечал им, каждому отдельно. Но понял, что это хорошая тема для поста в блоге. Ответить всем интересующимся и за одно написать немного о структуре и униформе  так горячё любимых мной, пограничных войск. И так начну.
   Конечно, любое государство подразумевает границы, а наличие границы требует её охраны и защиты. По этому границы охранялись всегда. Кому, скажем не известны заставы римских легионеров по границам Империи или русичей на дальних подступах к городам? Да же из русских былин известно, что богатыри русские отправлялись служить князьям на заставы. Так что первыми русскими пограничниками по праву можно считать Илью Муромца, Добрыню Никитича, Алешу Поповича и других богатырей. Ну а возвращаясь к действительности напишу, что до 1893 года границу прикрывали воинские, в основном казачьи части. Собственно казачьи части с ХVI века и являлись прообразом пограничной стражи государства. Но развитие Российского государства требовало изменений. И, вот 15(27) октября 1893 года император Александр III  подписал указ о выделении пограничной стражи из Управления Департамента таможенных сборов и преобразования этих частей в Отдельный Корпус Пограничной стражи. С подчинением корпуса министерству финансов. У многих может возникнуть вопрос: «Почему именно Министерству финансов?» Всё очевидно В те годы граница не имела такой ярко выраженной политической окраски.  Россия находилась в семье равных себе держав. По сути идеология была одна. В связи с этим основной задачей охраы границы являлась контроль за международной торговлей (импорт, экспорт), таможенные функции, а главное борьба с контробандой любого кровня. А уж пресечение незаконного перемещения через границу отдельных лиц – это дело второстепенное. Что же касается шпионов всех мастей, так они совершенно легально (впрочем как и большинство сейчас) пересекали границу. По этому, охрана границы до 1917 года носила скорее экономическую функцию, нежели политическую.
Историю развития корпуса с 1893 по 1917 год, в целом,  я упущу. Во первых об этом много написано в интернете и литературе, а во вторых знаю, что многие читатели блогов не очень любят большие тексты. Остановлюсь на главных вещах.
Структура корпуса почти полностью повторяла структуру аналогичных войсковых соединений. А именно, на примере первого пограничного округа:

Таких округов в корпус входило семь. Округа распологались по периметру границ Империи. В состав частей округа входили все рода войск. Были пехотные и кавалерийские части, артиллерийские и инженерные, ну и конечно флот. Об какойто элитарности пограничной стражи в те годы речи не шло. Личный состав  с 1861 года комплектовалась рекрутами на общем основании с регулярными войсками. На основе воинской повинности. Единственное. Что при отборе рекрутов учитывалось их физическое состояние и грамотность (по тем временам, это уже более хорошее качество рекрутов). Пополнение офицерами шло из военного и морского ведомств и казачьих войск, причем казакам отдавалось преимущество. Но офицеры отправлялись в корпус на ограниченное время. Специальных учебных заведений не существовало. Охрана границы строилась в 2 линии, и плотность её была различной: от 1,1 человека на версту на побережье Белого моря до 8,1 человек на версту на границе с Пруссией. Главным недостатком охраны границы в то время, я считаю,  это не постоянный офицерский состав. Постоянная смена офицеров в корпусе не позволяла копить бесценный опыт в деле охраны границы. Что примечательно, с началом войны, части корпуса, находившиеся на театре военных действий, передавались в состав действующей армии. В русско-японской войне 1904-1905 годов в боевых действиях участвовали части и подразделения Заамурского округа пограничной стражи, а 1-й Заамурский пограничный полк за отличие во Вафангоуском бою 1904 года награждён Георгиевским штандартом. За героизм и мужество свыше 1600 нижних чинов округа награждены  солдатскими Георгиевскими крестами, а 3 офицера удостоены ордена Святого Георгия 4-й степени. В Великую войну все пограничные бригады, кроме дислоцированных в Закавказье и Средней Азии, были переподчинены Военному министерству.  Из бригад сформированы пограничные роты, сотни, дивизионы, полки, сводные батальоны и дивизии, которые участвовали в боевых действиях на фронте.  А, на территории Великого княжества Финляндского несла службу Финляндская пограничная стража для предупреждения высадки десантов противника.
Теперь обратимся к униформе. Приказом Командующего Отдельного Корпуса Пограничной Стражи от 1893 года установлена парадная, праздничная, обыкновенная, служебная, походная и рабочая форма одежды чинов корпуса:
«Мундир иметь по образцу армейских драгун, приборное сукно зеленое, приборный металл золотой… Погоны чинов корпуса с полем зеленого приборного сукна. На погонах шифровка по номеру бригады…»
1. Генерал Отдельного Корпуса Пограничной Стражи в служебной форме
2. Штаб-офицер 1-й пограничной бригады в служебной форме  



3. Обер-офицер 1-й пограничной бригады в служебной форме
4. Вахмистр 1-й пограничной бригады в служебной форме
5. Унтер-офицер 1-й пограничной бригады в служебной форме

6. Рядовой 1-й пограничной бригады в служебной форме


У морских частей ОКПС, на вооружении состояли бригады крейсеров и другие вспомогательные суда. И, как и сейчас так же были отличия в униформе экипажей с преобладанием зеленого цвета.


 А вот артифакты того времени.




Полевую униформу пограничники впервые одели только в Русско-японскую войну. Ну а в Великую войну 1914-18 гг. ношение полевой формы стало обыденным делом. Но уже тогда особым шиком для всех чинов корпуса считалось носить, даже под пулями в окопах зеленую фуражку в нарушение циркуляров


В начале 1915 года, согласно Высочайшему указу, пешие и конные полки Особого Заамурского округа ОКПС были переброшены на Юго-Западный фронт, где 1-й и 2-й Заамурские пограничные конные полки в апреле были включены в состав 2-й бригады Сводной кавалерийской дивизии 11-й армии. Уже 28 апреля 1915 года оба полка отличились в наступлении 33-го армейского корпуса на Городенки. С ходу атаковав позиции австрийцев к северу от Городенки, полки отбросили подразделения и части 7-й австро-венгерской армии за реку Прут, преследуя их в течение двух суток. Полки понесли тяжёлые потери и были сведены из пятисотенного в трёхсотенный состав.19 июля 1916 года германские и австро-венгерские войска прорвали фронт Русской армии у Злочува. За отсутствием у 11-й армии резервов, закрыть брешь было поручено 1-му Заамурскому пограничному конному полку при поддержке Архангелогородских драгун и части 2-го Заамурского конного полка. Полк в конном строю контратаковал наступающего противника. Три эскадрона ударили в лоб, и три — с левого фланга. Полк погиб почти полностью, но противник был остановлен! За эту атаку личный состав обоих полков получил отличие: офицеры — золотой гусарский галун на шаровары «гусарский зигзаг» шириной в 1 вершок, установленный приказом по военному ведомству № 446 в 1911 г, а нижние чины — оранжевый басон полувершковой ширины, утверждённый приказом по военному ведомству № 100 в 1909 г
Большевистский переворот и последующие распоряжения новой власти положили конец истории славного Отдельного Корпуса Пограничной Стражи. К февралю 1918 г. старая армия практически прекратила своё существование. Некоторые пограничные части просто распались, другие послужили базой для создания новых пограничных подразделений (типа пограничной охраны РСФСР  или Прикордонной варты УНР). Штаб ОКПС в Петрограде был ликвидирован лишь 4 апреля 1918 г. Незначительное количество штабных офицеров перешли на службу к новым властям – из 5917 перешедших на сторону Советов офицеров всех родов войск, чьи биографии более или менее исследованы историками, пограничников всего 24 (или 0,4%). Гораздо большее количество начало решительную борьбу против большевистского режима – так, уже в начале декабря 1917 г. в сформированном в Ростове 1-м Кавалерийском дивизионе Добровольческой армии из 71 офицера четверо представляли 1-й Заамурский пкп, ещё шестеро – другие пограничные части. Впоследствии, уже в эмиграции, ветераны-пограничники объединились в «Кружок Заамурцев». Но это уже другая история.


понедельник, 20 мая 2019 г.

Бой за станцию Шаблиевка.

Бой за станцию Шаблиевка.
Краткая военно-политическая ситуация
на май-июнь 1918 года.

  После завершения тяжелейшего 1-го кубанского похода с трудом избежавши катастрофы, добровольческая армия к маю 1918 года вернулась на Дон. К этому моменту Дон был повсеместно охвачен антибольшевистским восстанием. В результате к власти на Дону пришло Донское правительство во главе с атаманом Красновым П.Н.. Заключив мирный договор с Германией, донское правительство  моментально приступило к созданию своей армии для противодействия большевикам. Этими событиями не замедлили воспользоваться лидеры добровольческой армии. Сосредоточив свои войска в районе станиц Ме­че­тин­ская, Егор­лыц­кая и сло­бо­ды Гу­ляй-Бо­ри­сов­ка. А.И. Деникин (возглавивший армию после трагической гибели генерала Корнилова Л.Г.) дал войскам время на отдых, восстановление и пополнение. К се­ре­ди­не июня 1918 года ар­мия А. И. Де­ни­ки­на от­дох­ну­ла и уси­ли­лась. В на­ча­ле ию­ня в её со­став влил­ся  от­ряд полковника генерального штаба  Дроздовского Михаила Гордеевича. С Дроздовским пришли около 3000 бойцов-добровольцев, хорошо вооружённых, снаряжённых и обмундированных, при значительной артиллерии (шести лёгких орудиях, четырёх горных, двух 48-линейных, одном 6-дюймовом и 14 зарядных ящиках), пулемётах (около 70 штук различных систем), бронеавтомобиле «Верный».  Вы­сту­пив 22–23 ию­ня из рай­она Ме­че­тин­ской, Доб­ро­вольческая ар­мия (5 пе­хот­ных и 8 кавалерийских пол­ков, все­го свыше 10 тыс. человек и 21 ору­дие) по­ве­ла на­сту­п­ле­ние на юго-вос­ток в на­прав­ле­нии станции Тор­го­вая с це­лью пре­рвать ж.-д. со­об­ще­ние Северного Кав­ка­за с Центральной Рос­си­ей. С дальнейшим движением на Екатеринодар. Конечной целью армии было освобождение Кубани и Северного Кавказа от большевиков. Добровольцам про­ти­во­стоя­ла Крас­ная Ар­мия Северного Кав­ка­за (с 3 октября – 11-я ар­мия) под ко­мандованием  К. И. Кал­ни­на (с 3 августа И. Л. Со­ро­ки­на) чис­лен­но­стью 80–100 тыс. чел. с мно­го­численной ар­тил­ле­ри­ей.  Так начался 2-й Кубанский поход.

Подробности боя,
 прошедшего 25 июня 1918 года у станции Шаблиевка.
генерал Марков С.Л.
По возвращению генерала Маркова из отпуска, в частях его дивизии решили: на днях пойдем в дело! Обсуждался вопрос, в каком направлении? Высказывались две мысли: на Сосыку и на Торговую - обе наперерез железным дорогам. Однако  для всех было безразлично куда, лишь бы скорее. 
   Поход начался очень весело. Хорошо и легко было идти свежей ночью.  Дивизия (4 батальона пехоты, кавалерийский полк и артиллерийская батарея) вышла из станицы Егорлыкская. Рассветало. Колонна с небольшими остановками продолжала идти. Солнце быстро подымалось и начинало припекать и, главное, прямо в лицо. Начинала мучить жажда, и у людей быстро стали опорожняться фляги. Большой привал. Раздача воды из бочек - по ведру на лошадь и на взвод людей. Генерал Марков присутствует при раздаче воды. Люди жуют сухари и запивают водой. Лошади "просят" добавки воды, и генерал Марков отпускает им его. Снова в пути... Кругом голая степь и нестерпимый зной. Люди, кони уже не идут, а еле плетутся. Вскоре на горизонте показались признаки растительности. Заметили это и кони, пошли быстрее. Последние версты две они даже пытались перейти в рысь. Пройдя около 30 верст, колонна остановилась в большом богатом зимовнике. Был объявлен привал до ночи. В течение семи часов люди и лошади просидели в воде большого пруда к великой досаде дежурного батальона. С наступлением ночи колонна снова двинулась в путь.  Двадцать четвертого июня к рассвету она вошла в большой зимовник (Королькова). Зимовник пуст: ни людей, ни скота. Здесь уже хозяйничали большевики. В огромный колодезь, снабжавший зимовник водой, ими сброшена дохлая лошадь. После небольшого отдыха колонна перешла в другой небольшой зимовник, совершенно разрушенный. Уже все знали, что дивизия подходит к железной дороге Тихорецкая - Царицын и, следовательно, скоро бой. Колонна здесь простояла до ночи. Генерала Маркова не было видно. Узнали, что он с конной сотней и батареей выехал на разведку в направлении на станции Шаблиевка. Маленький отряд, не доехав до станции Шаблиевка верст 8-10, остановился.

С возвышенного места генерал Марков отлично видел станцию. Противника не видно. Картина мирная. Но показался поезд, идущий к станции с юга. "Обстрелять его!" - приказал генерал Марков батарее. Снаряды ложились на большом недолете. Во время этой демонстрации, в запале артиллеристы израсходовали почти весь запас снарядов. От выстрелов картина быстро изменилась: на окраинах хутора и станции появились цепи красных.
Генерал Марков доволен: стало известно расположение сил противника и возможные его действия, но главное то, что противник узнал о готовящемся на него наступлении с участием артиллерии, а это, возможно, побудит его усилить оборону станции подводом к ней сил с других участков и, в частности, от станции Торговая.




Марков четко отдал распоряжение. Два батальона офицерского полка и батарея заняли позицию напротив станции, в небольшой рощице. Правее расположился конный казачий полк (присоединившийся к дивизии в Егорлыкской) и батальон пехоты. За ними, у моста через Средний Егорлык, расположился полевой штаб  дивизии. Еще правее, прикрывая брод через реку, расположился еще один пехотный батальон. Его задача была предельно проста, не пустить большевиков за Средний Егорлык.
 От станции, быстро преодолевая железнодорожную насыпь, на наши позиции шли цепи большевиков. Два батальона красной пехоты быстро приближались к роще занятой офицерским полком. Два полка красной кавалерии (четыре сотни) так же перешли насыпь. Огибая холмы, разделяющие наши позиции, двигались вперед.








Вот этим нелепым маневром  и воспользовался Сергей Леонидович. Отчетливо понимая, что угроза на этом фланге очень велика. Марков отдает распоряжение выдвинуться вперед пехоте правого (своего) фланга. Конному кавалерийскому полку приказано атаковать противника, как только он покажется на холмах или между ними.




Офицерскому полку приказано: Первому батальону организовать оборону в роще, второму батальону (осторожно) приблизиться к Шаблиевке, прощупать оборону станции и доложить.

Получив приказания, части дивизии пришли в движение. Марков, на гнедой кобыле со свойственной ему энергией метался по полю от батальона к батальону. Везде лично оценивая обстановку и степень опасности.

На правом фланге батальон нашей пехоты, слегка замешкавшись на броде, форсировал Средний Егорлык и выдвинулся вперед. Красная кавалерия обходила холмы.  В  центре, на холме показался кавалерийский полк большевиков. Его немедленно атаковал полк донских казаков. Бой был короткий, но кровавый. Донцы разметали противника.










В этом бою погиб командир 17-го донского полка, есаул Растегаев. Казаки первой сотни вынесли тело своего командира из боя и похоронили его на следующий день на кладбище Шаблиевки. Вторая сотня, уничтожив противника, бросилась на неприкрытую батарею большевиков. Снаряды красных рвались сзади нее. Огонь пехоты почти не нанес ей потерь, когда она с гиком ворвалась в южный край хутора, захватив сразу же два орудия и до 150 пленных. Углубиться в хутор сотня не смогла, но ее удар заставил красных оставить позиции перед хутором. Фактически ворвавшись на станцию. Этот порыв кавалерии поддержала наша пехота. Очень быстро войска красных на этом участке были разгромлены. Кавалерийская бригада (4 сотни) и батарея были взяты нашими войсками. Правда, пришлось за это заплатить дорогую цену. Мы потеряли 17-й  донской казачий полк.  Но, левый фланг красных был сломлен.
В центре полк красной пехоты (два батальона, один из которых морской) подошел к роще. Рощу занимал 1-й батальон офицерского полка.  На подходе красных, капитан Голубничев, командир Марковской батареи вел огонь по наступающим. Нехватка снарядов сказалась. Батарея сделала всего три залпа. Снаряды закончились, но огонь был очень эффективным. Батальон красных моряков потерял от картечи 1/3 своего состава.











От бессилия и обиды, капитан-артиллерист сел на пустой снарядный ящик, обхватив голову руками, и заскулил. «Ох, как будет тяжело нашей пехоте!» думал он.
Действительно, основные испытания выпали в этот день первому батальону офицерского полка. К роще, в которой занял оборону батальон офицерского полка, приблизились два батальона красных, как говорилось ранее. Большевики, ощутив присутствие Бога войны,  и не зная, что снаряды уже закончились, не решились атаковать рощу с хода. Они обрушили на защитников шквал ружейно-пулеметного огня. В этот раз, большевики, на удивление,  неплохо стреляли. Видимо сказывалось присутствие в частях особого политического отряда  охраны Троцкого.
Перестрелка у рощи стала основным событием боя. Батальон офицерского полка с честью выдержал перестрелку. В ходе огневого боя большевики понесли огромные потери. Моряки начали отступать назад к станции, не зная, что она уже взята нашей пехотой.  Досталось и марковцам. Из трех рот батальона было потеряно две. В самый разгар перестрелки, в расположение батальона, примчался  генерал Марков. Он немедленно приказал батальону  атаковать противника, что и было сделано. Офицеры бросились в штыки и разметали  неприятеля. Сергей Леонидович лично вел своих бойцов в атаку. В центре большевики побежали, бросая оружие и своих раненых.  Примерно в это же время  разведка второго офицерского батальона донесла, что неприятель занимает строения напротив позиций батальона. Было обнаружено, что в поселке находится еще один полк большевиков (два батальона).
Бои на подступах были закончены. Начался бой за станцию. Он оказался очень быстрым.  Справа,  два батальона, поддерживая друг друга, уже заняли станцию и дома вокруг. В центре генерал Марков повел остатки первого батальона в атаку на Шаблиевку.


Этот порыв поддержали бойцы и второго батальона.  В кратчайшее время вся станция перешла в руки добровольцев. Большевики упорно, фанатично защищались, но тщетно. Остатки красноармейского гарнизона отошли в храм. Вот тут,  я  дал маху! В Шаблиевке до сих пор нет церкви!!! Будем считать, что это ближайший храм в Сальске (станция Торговая) Дмитрия Ростовского. Так вот, две роты и пулеметный взвод большевиков засели в храме. На настоятельные требования сдаться красные  отказались. Пришлось выковыривать их штыками. Что и было сделано. Бой завершился. Шаблиевка взята. Красные разгромлены. Сообщение Царицына с 11-й армией прервано. ГЛАВНОЕ, ВОПРЕКИ ИСТОРИЧЕСКИМ СОБЫТИЯМ, ген. МАРКОВ СЕРГЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ ОСТАЛСЯ ЖИТЬ! Но война не закончена. Всё только начинается.

Удивительным образом эта игра почти полностью повторила события реального боя, прошедшего почти ровно 101 год назад, с  той лишь разницей (как я уже отметил), что генерал Марков Сергей Леонидович тогда, век назад,  погиб от случайного снаряда,  выпущенного с  уходящего красного бронепоезда. В нашей игре он остался жив! Видимо потому, что у нас не было бронепоезда?!
Еще хочу отметить, что в написании репортажа я использовал почти без купюр целые куски из воспоминаний
Василия Ефимовича Павлова (Подполковника марковского полка) участника тех событий, оставившего не одну работу, посвященную Маркову и марковцам.
Ну и в завершение выражу благодарность Юрию Гордееву, моему коллеге, игравшему за красную армию. Играли по правилам"Триумф воли" на 1180 кредитов. Впервые использовали новые элитные красные части Личный конвой Троцкого. на фото  в репортаже хорошо видны бойцы одетые полностью в униформу из красной кожи. 
На сегодня, пожалуй, всё!