воскресенье, 31 декабря 2017 г.

Итоги 2017 года.

Итоги 2017 года.

      Ну что же, мои замечательные друзья, добрые товарищи и просто те, кто иногда заходит в мой блог. Подходит к концу 2017 год. Самое время подвести итоги уходящего года. Признаюсь честно, я его побаивался. Все эти вековые юбилеи, которые мне не приятны.  Но все прошло более или менее спокойно. Не без потерь конечное, но сегодня не об этом.
   Не стану утомлять Вас итогами личной жизни, остановлюсь лишь на своем увлечении.

Проект Русская Гражданская война.
 В уходящем году мне удалось подвинуться в различных проектах. В проекте по Русской Гражданской войне моя игровая армия увеличилась более чем на 180 фигурок пехоты, 50 фигурок кавалерии, штабные фигурки, пленные и потери. Так же  3 пулемета, 3 орудия (с прислугой), броневик и танк. В общем, по сути все, что хотел, то сделал. Остались штрихи. Доработать несколько подразделений да обзавестись аэропланом. Так же удалось обзавестись соответствующим терейном (церковь и деревенские избы).Очень хочу поблагодарить тех кто мне помогал в этом проекте: Леонида Примаченко, Михаила Медина, Михаила Мирошника,  Александра Зайцева и Кирилла Воронкова. Рад так же знакомству с новыми игроками принявшими участие в этом проекте.

Проект Великая война.
Продолжилась работа и в этом проекте. Не так значительно как хотелось бы, но все же в строй встала 6-я. Рота 21-го пехотного (4-го. Померанского) фон Борке полка. Армии Кайзера Вильгельма. Думаю, что в наступающем году этот проект продвинется дальше. И я смогу показать Вам больше красивых фигурок на этот период.
В этом проекте без Миши Мирошника, мы не увидели бы ничего. Огромное ему спасибо.
Проект Тридцатилетняя война.
Или Два короля.
В этом проекте моя армия пополнилась Смоландским кирасирским полком. В конце года мы провели несколько игр (По Гору) и это вдохнуло в тему свежую струю. Появились планы по расширению армий. В том числе и моей, шведской. Так же у меня появилась еще одна фигурка Густава II Адольфа.  И теперь, на поле боя я смогу варьировать монархами в зависимости от ситуации. И если все фигурки, появившиеся в этом году я не смогу Вам показать (они просто не влезут в объектив), то фигурки  Снежного короля я Вам с удовольствием представляю. Тем более. Что старую я так же перебазировал (учтя критику Дениса «Клингуллы»).










Оба монарха мне покрасил Геннадий Ступин.

Новый проект Великая Северная война.
Ну, и на конец, осенью я начал новый проект по Северной войне. А то как то не справедливо, Санкт-Петербург и без этого проекта?! Готовы два батальона. Батальон Ёнчепингского полка вы уже видели. А, батальон Упланского полка Вы увидите в январе (я надеюсь) Он готов на 96%. Но две фигурки еще в покраске, а это, в свою очередь не дает возможности мне его за базировать и показать Вам. Этот проект почти полностью переносится на следующий год.
Все фигурки на Северную войну покрасил для меня Геннадий Ступин, мой добрый товарищ, за что ему отдельное спасибо.
Ну вот пожалуй и все. В проекте Наполеоновские войны добавилась лишь одна фигурка. Зато какая! Это бригадный генерал Кольбер (скульптор Леонид Примаченко, художник Максим Веретельников). Но она одна и абзаца не заслужила.
Вот теперь, действительно Всё!

Еще раз поздравляю Вас всех, ваших родных и близких с наступающим НОВЫМ 2018 годом! Здоровья, удачи и счастья! Спасибо Вам, за то, что Вы есть и до новых встреч в следующем году!

понедельник, 11 декабря 2017 г.

Красный барон.

Красный барон.

  Ну, кто не знает «Красного барона»,  Манфреда Альбрехта Фрайхерра фон Рихтгофена, знаменитого германского асса Великой войны? Но сегодня речь не о нем. Сегодня я хочу сдуть пыль с имени забытого русского генерала, совсем не с русскими корнями. Этот человек положил свою жизнь на алтарь победы большевиков, а они же его и забыли.

Александр фон Таубе, барон стал первым генералом, перешедшим на сторону большевиков. И вопреки общепринятой историографии, одним из отцов  Красной армии.
Но мало кто  помнит Красного барона. Между тем именно ему Советская власть обязана тем, что дни ее окончились не в 1918 году. Сегодня можно по-разному относиться к действиям этого человека, однако в любом случае то, что он был практически забыт даже в советские времена — вопиющая историческая несправедливость.
Красного Барона звали Александр Александрович фон Таубе – это был первый генерал, поддержавший власть большевиков. Он не был политиканом, не имел родства среди представителей новой власти (как, скажем, генерал Бонч-Бруевич), не был он ни трусом, ни авантюристом. Более того, он стал на путь служения большевистской идее еще до того, как большевистская партия взяла власть.
Кроме громкого имени, известного в России ХVI века, Александр Александрович особых богатств не унаследовал. Родился он под Петербургом, в Павловске, в семье  инженера-путейца Александра Фердинандовича фон Таубе, представителя обрусевшего старинного дворянского шведско-германского рода. Получил прекрасное военное образование.  Закончил 2-й кадетский Императора Петра Великого корпус , затем - Михайловское артиллерийское училище (1884 г.), несколько позже - Николаевскую академию Генерального штаба (1891 г.). Достойно участвовал в русско-японской, а потом и в Первой мировой войне. Был награжден семью орденами и золотым Георгиевским оружием «За отвагу».
В Первую мировую войну фон Таубе вступил, командуя дивизией. В 1915-м был тяжело контужен и в следующем году, после выздоровления, направлен в Омск начальником штаба военного округа. В новой должности он аттестовался как чрезвычайно грамотный и энергичный военный начальник, словом, классические этапы пути примерного служаки. Как говорится, ничего не предвещало грозы.
Тяжело сейчас говорить, что творилось в душе генерала, получившего возможность осмыслить происходящее в более-менее спокойной обстановке. Да, он видел косность и инертность государственного аппарата; да, считал эту войну ненужной и гибельной для России. Однако так думали многие, в том числе и среди офицерского корпуса. Тем не менее, к действиям не переходили. Но вскоре после Февральской революции 1917 года произошло событие, резко изменившее не только жизнь самого Александра Александровича, но, во многом, и судьбу России.
Однажды поздно вечером генерал-лейтенант фон Таубе застал в своем кабинете служившего в штабе округа денщика-буфетчика – тот пытался выкрасть коды шифров. По законам военного времени пойманного с поличным надлежало предать суду военного трибунала и расстрелять по обвинению в шпионаже. Возмущенный генерал потребовал объяснений у денщика, который оказался одним из руководителей омской ячейки большевиков. Между ними завязался оживленный и, по-видимому, содержательный разговор, который завершился приглашением горе-похитителя к его высокопревосходительству домой на чай.
С этой самой поры политические взгляды царского генерала, и без того слывшего склонным к демократическим новшествам, сформировались окончательно. Начальник штаба военного округа, бывший одной из ведущих фигур военной администрации, не просто примкнул к большевикам, а фактически возглавил их военную организацию. На его фоне лейтенант Шмидт вместе со всем крейсером «Очаков» выглядели довольно блекло. В руках этого деятельного, умного и целеустремленного человека оказалась огромная территория Сибири и около двухсот тысяч штыков и сабель, одно из самых крупных тыловых военных округов.
Все попытки непосредственного руководства и подчиненных остановить фон Таубе натыкались на стену штыков Омского гарнизона. Фон Таубе с энтузиазмом занялся демократизацией частей округа. По предложению генерала поезд с царской семьей, направлявшийся к морю, где их должен был принять на борт английский крейсер, был повернут в Тобольск. Там бывший император оказался под неусыпной охраной революционных солдат. А летом 1918 года был расстрелян вместе со всей семьей без суда.
Благодаря фон Таубе, в Сибири, в воинских частях, проходили чистки. Со службы выгоняли монархически настроенных офицеров и генералов. Более того, по приказу генерала, четверть средств всех полковых касс передали на нужды Советов. Монархическая либеральная общественность немедленно подняла шум, обвиняя начальника штаба округа в шпионаже в пользу Германии (тут-то и припомнились Александру Александровичу немецкие корни). Строго говоря, у общественности были на то веские основания: шла война, фон Таубе был действующим генералом на высоком военно-административном посту, а фронт получал из Омского военного округа подкрепления, насквозь пропитанные большевистским духом и не желающее воевать за Родину.
Негодуя по поводу такого самоуправства и столь вольной трактовки «демократизации армии», глава Временного правительства Керенский послал в Омск нового командующего округом, а заодно и военного прокурора. Однако сколь ни старался новый командующий, Военно-окружной комитет отказался принимать какие-либо его распоряжения без подписи начальника штаба округа – фон Таубе. Когда же командующий попытался силой решить проблему, его арестовали и под конвоем отправили обратно в Петроград. А вслед за ним - военного прокурора. Как раз в это время происходил так называемый мятеж генерала Корнилова, так что, под шумок, посланцы Керенского были обвинены в корниловщине.
Временное Правительство не оставляло надежд сместить чересчур самостоятельного, либерального генерала, фактически контролировавшего всю Сибирь. В октябре 17-го Александра фон Таубе вызвали в Генеральный штаб для отчета по делам округа. Местные Советы, уже открыто выступавшие против Временного правительства, не рекомендовали ему ехать. Однако фон Таубе, верный дисциплине (как он ее понимал), направился в Петроград. Там его сразу взяли под стражу. Скорее всего, расправа над Красным бароном была бы неминуема, но, на его удачу, в столице произошел Октябрьский переворот. И оставшийся без охраны генерал немедленно запросил у новой власти разрешения отбыть в Омск.
В первый момент у столичных большевиков случился психический ступор, поскольку к этому времени в центр из Омска уже летели телеграммы с требованием вернуть им революционного генерала Таубе. В первый момент в Смольном подумали, что речь идет о простой опечатке и на самом деле генерал контрреволюционный. Однако личное письмо известного большевика Косырева с аналогичным требованием внесло окончательную ясность.
Первый большевистский генерал снова отбыл в Омск и, по сути, это спасло и молодую Страну Советов, и революцию  от краха. Еще ранней осенью, в пору уборочной страды, Александр фон Таубе распорядился отпускать солдат для сбора богатого урожая. Теперь же его предусмотрительность оказалась как нельзя кстати. Центральная часть России, отрезанная от донецкого угля и хлеба Малороссии, остро нуждалась и в том, и в другом. Организовать  поставки, обеспечить их безопасное прохождение в центр страны было делом крайне непростым. Однако генерал Таубе, имевший непререкаемый авторитет у солдат и кипучую энергию, блестяще справился. Вскоре только по зерну план поставок был выполнен на 120-200%.
После мятежа белочехов и восстания Колчака генерал Таубе фактически возглавил борьбу с белыми в Сибири, причем делал он это весьма успешно. Но в августе 1918 года кандидат ЦИК Совета Центросибири, начальник штаба всех вооруженных сил Сибири, автор плана по отражению японского десанта, организатор борьбы с атаманом Семеновым и белочехами , Александр Александрович фон Таубе получил задание от руководителя сибирских большевиков Яковлева. Его задачей было тайно пробраться через территории, занятые белыми, и дальше - в Москву, к Ленину, чтобы доложить о положении дел в Сибири.
Трудно сказать, почему выбор пал именно на этого, по-своему уникального человека. Однако, в любом случае, авантюра закончилась крайне неудачно. В начале сентября фон Таубе был арестован в Бодайбо.
Энергичный, опытный и знающий генерал, невзирая на прошлые его «большевистские заслуги», оказался крайне интересен как колчаковцам, так и белочехам. При условии публичного отречения от большевиков ему предлагались весьма ответственные посты, вплоть до командования сибирской армией Верховного правителя. Однако на все предложения Красный барон отвечал категорическим отказом. «Мои седины и контуженые ноги не позволяют мне идти на склоне лет в лагерь интервентов и врагов трудящейся России», - признавался он.
Несломленного первого генерала страны Советов приговорили к расстрелу, однако до исполнения приговора он не дожил. Барон фон Таубе скончался в одиночной камере от сыпного тифа в январе 1919 года.

Но вот что странно: даже в советские времена в памяти потомков этот неоднозначный, но без сомнения, неординарный человек почему-то не удержался. Сегодня имя Красного барона знакомо лишь специалистам, занимающимся Гражданской войной в России, да жителям улицы Генерала Таубе в Омске.

Источники:
  1. Гражданская война и военная интервенция в СССР. М. 1983
  2. Кавтарадзе А.Г. Военспецы на службе Республики Советов. М., 1988.
  3. Русский Инвалид. №142, 1915
  4. Материалы из интернета.

воскресенье, 10 декабря 2017 г.

Баварское рождество!

Баварское рождество!
 Или
по дороге на Мюнхен.
(по мотивам событий Тридцатилетней войны, декабрь 1632 года.)

   Я не знаю, мой друг. Как удалось этой хитрой лисе,
монсеньору кардиналу Де Ришелье все так повернуть в Европе? Еще совсем недавно, осенью, французские солдаты с энтузиазмом атаковали стройные шведские батальоны. А сегодня они плечом к плечу, в одной колонне шагают на Мюнхен?
 В этом году зима в Баварии выдалась очень мягкой. Вот уж декабрь на дворе, Рождество Христово на носу, а местные не видели и снежинки. Тепло и сухо. На полях, кое где начала пробиваться молодая трава. Местные крестьяне стали подумывать о посевной. Думая, что пресвятая дева Мария услышала их молитвы и в Баварии, как и в Палестине можно будет скоро собирать по два урожая картофеля в год! Хорошо было всем! Всем, кроме курфюрста Максимилина  I, хозяина этой земли.


Он судорожно собирал все свои войска, что бы предотвратить очередной поход «Северного Льва» на свою столицу. Он хорошо помнил, что полгода назад, 17 мая по мюнхенской брусчатке уже простучали своими деревянными башмаками шведские солдаты. Сколько серебра и старинных полотен навсегда уехало в Стокгольм? Сколько пива и колбасы они уничтожили? А сколько баварских красавиц в чреве носят викингов-это в обще не сосчитать! Максимилиан нервничал! Ему уже донесли. Что армия протестантов  уже вторглась в пределы Баварии. А «Снежным королем» не несет снега на Рождество, а несет разрушение и смерть! Курфюрст не успокоился когда в его лагерь под Ингольштадтом пришел знаменитый генерал, граф Готфрид-Генрих цу  Паппенгейм,
со всей своей кавалерией. Его немного успокоило прибытие испанской армии. Теперь силы курфюрста да же превосходили армию протестантов. Максимилиан взбодрился и двинулся на встречу с армией Густава
II Адольфа.

Вечером, 8 декабря, в день непорочного Зачатия Девы Марии противники встали лагерем друг напротив друга.
Армия курфюрста Максимилиана насчитывала:  17 эскадронов разнообразной кавалерии, 4 полков (батальонов) и 2 терций пехоты, 7 пушек.






Армия Густава II Адольфа: 13 эскадронов кавалерии,  13 полков (батальонов) пехоты и 10 пушек.







Утром следующего дня , между деревнями Шельдорф, Дунсдорф и Шанбах закипел бой.

Памятуя о трагедии Магдебурга и не желая грабежа и насилия, преподобный  Штефан прочитал проповедь и отправился вместе с селянами из Шанбаха на север.




А тем временем на поле боя кавалерия Паппенгейма на правом (шведском) фланге пошла в перед.  Тут, 9 эскадронам католиков противостояло 3 шведских эскадрона.





Надо сказать что этот, правый, фланг был наиболее слабым у протестантов. Его занимал шведский контингент. Три (уже упомянутых) эскадрона кавалерии. «Желтый» и «синий» полки (батальоны).  Да,  два полка (батальона) шведской пехоты.  Центр держали англичане. Четыре пехотных и 4 кавалерийских отрядов. На левом фланге Французы, со всем остальным. На самый опасный участок, к своим соотечественникам отправился король! Понимая, что здесь он нужнее всего. Католики видя слабость правого фланга протестантов направили туда основной удар. Как я уже говорил 9 из 11 эскадронов Паппенгейма, два пехотных полка (батальона). В центре  расположились 2 испанские терции и конные аркибузиры, ну а прикрывать левый фланг отправилось 6 эскадронов испанской кавалерии. Курфюрст, видимо ища военную славу отправился вместе с  кавалерией графа Паппенгейма.










Католики энергично пошли в атаку! Протестанты, в центре вяло, на левом фланге бодрее, то же пошли вперед. Стоял на месте лишь правый (шведский) фланг в ожидании мощного удара.
Как обычно, в эти тёмные времена, надежды на артиллерию не оправдались. Решать кто на поле сильнее принялись полевые войска.  Пытаясь остановить конный «каток» на правом фланге  в бессмертие со своим боевым кличем: «Хаакапилсс…!!!» вперед рванули горячие финские парни.







Им в разной степени, но все же удалось завязать бой с противником. Затем, в эту мясорубку были втянуты Смоландские кирасиры и «синий» пехотный полк. Король был в гуще боя! Он метался от отряда к отряду, подбадривая бойцов. Генерал Врангель, командующий шведской кавалерией, дважды лично водил кавалеристов в атаку. Полковник Бегрген, не уступал в отваге. Он лично встречал неприятеля в рядах пехоты. Господь миловал этих мужественных людей в этот день. Тем не менее, плетью обуха не перешибить. Кавалерия шведов была в результате рассеяна. Неприятель потерял не меньше, а главное до конца боя завяз на этом фланге.






Основные события произошли в центре. Тут, по началу, Господь благоволил католикам. Они успешно продвигались. Планомерно наносили потери противнику. Вытеснили англичан из деревни Дунсдорф! Но стойкость и мужество шведской пехоты и союзников сказались.



Святой Михаил и шведско-английские мушкеты обратили две испанских терции в бегство! И ничто и не кто их не смог остановить. События левого фланга, что бы там не происходило, померкли над успехами центра.
Католики  потеряв центр потеряли почву под ногами и всякую волю продолжать сражение. Напрасно Максимилиан пытался остановить войска, всякий раз кивая на «пирову победу» своей кавалерии. Католики потеряли всякое желание к продолжению боя.
Католики начали отступать. Дорога на Мюнхен открыта!

Как же к месту сварили баварские пивовары Рождественское пиво!

P.S. Спасибо всем участникам за игру. Союзникам: Вячеславу Юнусову и Алексею Зайцеву, а так же противникам: Дмитрию Дворянскому и Леониду Примаченко.